помоги каналу
По вопросам и предложениям: info@stalingrad.tv

Вода и война.

1246 просмотров
пьянков-питкевич
91 день назад
Вода и война.

Тэги: #пьянков-питкевич

Чиновники придумали, как справиться с кризисом: вместо нефти, спрос на которую падает, они собираются экспортировать пресную воду. Для начала — в Китай. Министр сельского хозяйства Александр Ткачев анонсировал проект по переброске пресной воды из Алтайского края России в засушливые районы Китая. На первых порах речь идет о 70 млн. кубометров воды ежегодно, а в перспективе объем может увеличиться до 1 млрд кубов.

Разводнение нефти
Логика чиновников понятна: раз спрос на нефть падает, надо экспортировать что-нибудь другое. А поскольку производить мы толком ничего не умеем, продавать надо какой-нибудь природный ресурс. В мире обостряется дефицит пресной воды — так давайте продавать её. Тем более, что китайцы уже проявили интерес к покупке русской воды: в декабре прошлого года китайские компании начали строительство на Байкале завода по производству бутилированной питьевой воды из уникального озера для экспорта в КНР. Уже в этом году на заводе будет разлито 50 тысяч тонн байкальской воды, в 2017 году — в десять раз больше, 500 тысяч тонн. А на проектную мощность — 2 млн тонн воды в год — предприятие выйдет к 2020 году.

На этом фоне идея переброски воды в Китай выглядит логичной. Китайцам нужна пресная вода, а у нас в период паводков ее бывает слишком много — почему бы этот регулярный избыток не продавать. Заменим нефть на воду и снова будем жить, как в нулевые. Проблема, однако, в том, что в любых российско-китайских проектах переброски воды, наша страна заведомо окажется слабым партнером.

Как школьнику драться с отборной шпаной
Просто потому, что мы этого никогда не делали — начавшийся в СССР проект переброски паводковых вод в Таджикистан и Узбекистан был в девяностые годы закрыт под давлением либералов и экологов. Между тем, в Китае в 2002 году был начат гигантский проект по переброске части стока реки Янцзы в засушливые северные районы страны. В рамках проекта планируется объединить бассейны четырех крупнейших китайских рек (Янцзы, Хуанхэ, Хуайхэ и Хайхэ) тремя грандиозными каналами: Восточным, Центральным и Западным. В результате к 2050 году на север КНР будет перебрасываться по 45 млрд кубометров воды ежегодно. Строительство Восточного канала началось в декабре 2002 года, Центрального — годом позже и сейчас они уже построены. Масштаб работ впечатляет: перемещено около 11 млрд кубометров грунта и уложено 22 млрд кубометров бетона, построены каналы и акведуки длиной в тысячи километров, включая водопроводы под руслами крупных рек. В России ни о чем подобном в последние тридцать лет никто даже и не помышлял.

Мало того, в 2010 году китайцы начали строительство Западного канала — самой сложной части гигантского проекта. Канал, проложенный на Тибетском нагорье, будет доставлять 4 млрд кубометров пресной воды в год на расстояние 500 км через горный хребет Баян-Хара-Ула высотой до 5500 метров. В рамках проекта планируется создание целой системы водохранилищ, дамб с гидроэлектростанциями, а многокилометровых тоннелей-водоводов сквозь толщу гор. На этом фоне ткачевский проект, принципиально новый для России, для китайцев выглядит просто детской забавой. И если он всё-таки будет реализовываться, то и проектированием, и строительством российско-китайского водопровода будут заниматься именно китайцы. По сути, это будет китайский проект на российской территории. Разумеется, кому-то такой расклад может показаться даже привлекательным: китайцы сами всё сделают, а мы будем только деньги получать. Но при этом возникает вопрос о контроле над системой поставок воды в Китай. КНР — не Украина и в высшей степени наивно полагать, что мы в случае чего перекроем им вентиль. Скорее, наоборот, китайцы будут контролировать водные потоки, а нам останется только полагаться на их добрую волю.

Кто кому закрутит вентиль
Однако, воля не обязательно будет доброй. Дело в том, что Китай помимо внутренних перебросок воды активно занимается перекачкой в засушливые районы стока трансграничных рек — Оби и Амура. В обоих случаях реализуемые Китаем проекты уже сегодня серьезно ущемляют интересы России.
В бассейне Амура на Китай контролирует крупнейший приток — Сунгари. И там уже реализован проект по переброске воды из этой реки в район озера Далай. Объем переброски достигает 1 кубического километра воды в год, при общем стоке Сунгари в 3,5 кубокилометра. А из притока Оби Иртыша Китай через канал Черный Иртыш — Карамай (шириной 22 метра и длиной 300 километров) сегодня отбирает почти 2 кубических километра воды в год. В итоге уже сейчас в Омске возникают проблемы как с водоснабжением, так и с водным транспортом. Для их решения в 2011 году пришлось начать строительство так называемого Красногорского гидроузла. Строительство планировалось завершить сначала в 2014 году, затем — к августу 2016 года, однако уже сейчас понятно, что и этот срок будет сорван. Это — к вопросу о способности России строить крупные гидротехнические системы.

При этом все попытки договориться с Китаем по водным проблемам неизменно провалились, и китайцы строят всё новые каналы для отбора воды из Сунгари и Иртыша. Так что любые порывы «перекрыть вентиль» на будущем российско-китайском водопроводе, скорее всего, обернутся для России как минимум потерями воды в Амуре и Иртыше. К чему могут привести водные споры в худшем случае, можно увидеть на примере самой горячей точки в сегодняшнем мире — Сирии.

Вода и война
По сути, к гражданской войне и нынешнему кризису в Сирии, привели турецкие гидротехнические проекты на реке Евфрат.
"Реализация Турцией Проекта Юго-Восточной Анатолии (ЮВА), который предусматривал строительство 22 плотин, 19 крупных ГЭС и увеличение площади орошаемых земель в Турции на 1,7 млн гектаров, стимулировала в 1990-х годах экономический бум и резкий рост промышленного производства в Турции.
При этом с начала осуществления проекта ежегодный сток Евфрата на турецко-сирийской границе уменьшился вдвое — с 30 кубических километров до менее чем 16 кубокилометров в год. Начиная же с середины 1970-х годов общее уменьшение стока Евфрата в Сирию, вызванное турецкими гидротехническими проектами, составило 150 кубокилометров — это объём, равный пятилетнему стоку Евфрата.
Между тем, Евфрат обеспечивает сток 80% совокупных водных ресурсов сирийских рек. И именно на территориях, затронутых уменьшением стока Евфрата в период 1990-2007 годов, расположена сейчас большая часть мятежных квази-государственных образований и оппонентов режима Асада — начиная от ИГИЛ и заканчивая Джебхат ан-Нусрой, Ахрар аш-Шам и прочими бандитствующими группировками.

Неудивительно, что идея главы Минсельхоза о переброске воды из наших рек в Китай была воспринята общественностью без малейшего воодушевления.
В стратегическом плане этот проект может стать ещё одной большой ошибкой российских властей.
Под каким бы соусом нам этот проект не преподнесли, если он, конечно осуществится, Россия может получить больше вреда, чем пользы. Ещё более дико реализация этого проекта выглядит на фоне того, что на протяжении нескольких последних лет во многих регионах России наблюдалась засуха, из-за чего наше сельское хозяйство понесло большие потери. Но вместо того, чтобы восстанавливать системы орошения в этих регионах, мы собираемся помогать Китаю.
Несмотря на непростой климат, Россия обладает большими запасами земли, и способна обеспечить продовольствием не только себя, но и многих нуждающихся во всем мире. Но, видимо, наши власти не способны мыслить стратегически и по-прежнему пытаются продавать за границу только природные ресурсы.
ИСТОЧНИК https://stalingrad.tv/

Комментарии 0

Оставить комментарий

рекомендуем

Все статьи
эдуарт пск
сегодня

Помни имя свое.

sage
1 день назад

Тайны вакцинации.

александр саверский
1 день назад

Не чума, не испанка.

monitor
4 дня назад

Олимпиада в гробу.