помоги каналу
По вопросам и предложениям: info@stalingrad.tv

Сильных – в рабы, слабых – в гробы.

777 просмотров
медицина
27 дней назад
Саша Птицын.
Сильных – в рабы, слабых – в гробы.

Тэги: #медицина #вымирание #россия

Сегодня весь мир, захлебываясь от истерики, обсуждает «нашествие» на мир новой напасти – страшного короновируса. Я не буду сейчас уподобляться многим паникерам, не буду вспоминать птичий грипп или рыбий коклюш, а также хомячий сифилис. В общем, не буду гадать, кто еще после летучих мышей решит изничтожить человечество. Потому что на самом деле это сделать сегодня довольно просто. По крайней мере, в странах бывшего СНГ.

Про Украину я даже не стану вспоминать. Хотя, если рассматривать, к примеру, состояние медицины в России, то как бы сам Бог велел внимательно посмотреть на ее ближайшего соседа. Надо отдать должное украинцам, они сами себя сокращают с такой старательностью, словно им за это платят. И самое смешное, что таки да! Платят! По крайней мере, бывшая и.о. министра здравоохранения Украины, некая гражданка США Супрун пролоббировала новый закон о донорской трансплантации, который, по сути, превращает Украину в страну дешевого мяса.

Потом этот и.о. «министра», которого украинцы прозвали «Доктор Смерть», «пробила» разрешение на испытание в Украине новых, еще не апробированных лекарств. И украинцы – после кроликов и мышей – оказались очень подходящим материалом для подобных исследований. Мало того, американская гражданка разрешила провести клинические испытания лекарственных средств на детях в клинике «Охматдет».

Официальный приказ моментально появился на сайте украинского Минздрава. В Приказе отмечается, что целью испытаний является оценка эффективности и безопасности Фитусирана у пациентов с гемофилией. Интересно, что в 2017 году исследование Фитусирана было приостановлено из-за смертельного случая. Тогда Alnylam Pharmaceuticals, Inc. сообщила о смерти пациента с гемофилией, который участвовал в исследовании Фитусирана, используемого для лечения пациентов с гемофилией А и В. О смертях украинских детей, проходивших подобные испытания, украинские СМИ, понятное дело, не сообщали.

Ну и эта, так сказать, минзаздравица упразднила службу «Скорой помощи» с одновременным сокращением количества койко-мест в больницах Украины. Штаты ведь заинтересованы в освобождении плодородных земель «нэзалэжной» от лишних людишек.

И у меня в связи с этим один вопрос – а кто платит российским чиновникам за стремительное сокращение населения России? Кто спонсирует разрушение российской системы здравоохранения, которую уже сейчас можно назвать системой здравозахоронения? Кто, черт возьми, обязывает врачей лечить пациентов препаратами, которые уже нигде в мире не применяются. В частности, подписанные российским министром-неврологом стандарты требуют применять в России при лечении неврологических пациентов препараты, которые в мире признаны бесполезными. Это так называемые ноотропные препараты, нейропротекторы и так далее.

Мало того ¬ – по словам председателя профсоюза медработников «Альянс врачей» Анастасии Васильевой, детские онкологи НИИ детской онкологии и гематологии НМИЦ им. Н.Н. Блохина написали Минздраву публичное письмо, в котором просят вернуть импортные препараты для лечения онкобольных детей. Они считают, что отечественные препараты, рекомендованные Минздравом и проверенные Росздравнадзором, никуда не годятся – дети умирают или имеют тяжелейшие осложнения. Онкологи перечислили и массу других проблем.

Но импортные препараты – они ведь тоже бывают разные! Например, когда в каких-то цивилизованных странах какие-то препараты выходит из употребления, они внезапно массово поступают в Россию. И неважно, лечат они или калечат, важно, что какие-то коммерческие структуры совершают эти сделки с благословления Минздрава РФ! И чем тогда, простите, Россия в этом вопросе отличается от Украины?

В общем, что касается коррупции в системе российского здравоохранения, то, как говорится в известном анекдоте, времена меняются – а люди все те же. Российские чиновники такие же вороватые, как и украинские. Что поделать – один народ! Поэтому неудивительно, что российское здравозахоронение тоже гробит свой собственный народ. Ведь система госзакупок лекарств – это просто Клондайк для коррупционеров. И, главное, никто эти закупки фактически не контролирует!

Нет, конечно, время от времени кого-то хватают, сажают, об этом пишут, снимают репортажи. Например, в конце прошлого года уголовное дело по статье 286 УК РФ было возбуждено в отношении министра здравоохранения Ростовской области Татьяны Быковской, которая была задержана по подозрению в превышении должностных полномочий.

Оказывается, ФАС России все-таки выявила признаки антиконкурентного соглашения при проведении закупочных процедур на право оказания услуг по утилизации медицинских отходов в регионе в 2017-2018 годах между Минздравом Ростовской области, организаторами торгов и одним ООО. И убытки для государства были – ого-го-го!

При этом упрямые факты свидетельствуют, что Россия теряет не только в финансовом плане – она теряет и свое население. Если верить лидеру КПРВ Геннадию Зюганову, то страна потеряла с 1990 года 20 миллионов только русских.

«Мы с 1990 года только русских потеряли 20 миллионов человек. Начинают обсуждать, вносить ли в Конституцию поправку, что русские являются государствообразующим народом. Но об этом и так знают все в мире. Все прекрасно знают и понимают, что, если русские и дальше продолжат вымирать, это будет трагедия не российского, а планетарного масштаба» – заявил политик.

Агентство «РИА Рейтинг» провело исследование демографической ситуации в России, опубликовав демографический рейтинг по регионам. В целом по стране за последние три года зафиксировано падение рождаемости, опережающее снижение смертности населения, а также сокращение притока мигрантов при росте оттока жителей. Лишь в 25 регионах численность населения за последние три года выросла, в остальных 60 – сократилась. При этом в 57 регионах зафиксирована естественная убыль. То есть, мрут людишки, мрут. А кто им в этом помогает?

Совсем недавно, в начале февраля британская газета The Times опубликовала статью под заголовком «Российское здравоохранение очень устало» (Russia's health system is dying on its feet). Даже англичане со своих островов видят, что отличительная черта российской системы здравоохранения – недофинансирование, переутомление, усталость и ветхость. А коэффициент смертности находится на уровне Центральной африканской республики – 12,9 умерших на 1000 человек по итогам трех кварталов 2019 года.

В вышеупомянутой статье описывается жуткий факт: сотрудников государственной прачечной в городе Богданович Свердловской области заставляли стирать одноразовые простыни из-под трупов! В холодной воде! При этом их зарплата составляла всего 11 тысяч рублей в месяц! А эти простыни, включая те, на которых умерли пациенты, страдавшие от инфекционных заболеваний и туберкулеза, после стирки использовались повторно. И ранее об этом сообщал все тот же независимый медицинский профсоюз «Альянс врачей».

Вот так! О кризисе российского здравоохранения регулярно пишут и российские, и зарубежные СМИ. При этом, согласно опросу ВЦИОМ, боязнь получить отказ в оказании бесплатной медицинской помощи и ее плохое качество – один из главных страхов россиян. Многие соцопросы на конец октября 2019 года констатировали, что эта проблема находится на третьем месте среди главных проблем российского общества. Медицинским обслуживанием обеспокоены 58% опрошенных среди работающего населения.

И эти страхи не беспочвенны. Как сообщало издание The Moscow Times, по данным Государственной службы статистики, только с 2005 по 2013 год количество медицинских учреждений, например, в сельской местности сократилось на 75 процентов, а медиков – с 8 249 до 2085 человек. Это число включает 95-процентное сокращение числа районных больниц с 2631 до всего 124 и 65-процентное сокращение числа местных медицинских клиник с 7,404 до 2561.

По словам представителя Счетной палаты Александра Филипенко, 17 500 городов и сел в настоящее время не имеют никакой медицинской инфраструктуры. Нет, конечно намерения были самыми благими – российские чиновники планировали вначале сократить количество, по их мнению, древних больниц и клиник, доставшихся еще от СССР, с их, так сказать, «устаревшим» оборудованием. А потом на их месте организовать современные офисы, где пациентов будут принимать новые врачи общей практики.

Увы, ни офисов, ни врачей, а бывшие больницы стоят пустые и заброшенные. И жители этих сельских районов сегодня просто полностью отрезаны от медицинских услуг. Теперь жители 11 000 населенных пунктов должны проехать более 20 километров, чтобы добраться до ближайшего врача, а 35% этих городов и деревень не имеют общественного транспорта. Мало того – во многих небольших городах было отменено местное железнодорожное сообщение. Были случаи зимой 2013-14 гг., когда жители крошечных Новосокольников, Невеля и Опочки в южной Псковской области буквально ложились на железнодорожные пути, чтобы заставить проезжающие поезда останавливаться и перевозить их в города с больницы.

Но если вы думаете, что эта так называемая «оптимизация» затронула только какую-то сельскую глубинку, то вы глубоко ошибаетесь. Например, в Московской онкологической больнице № 62, одной из лучших в России, пришлось закрыть целое отделение, хотя пациенты уже несколько недель стояли в очереди, чтобы получить лечение. А в Московской онкологической больнице № 40 почти столько же пациентов лежат на каталках в коридорах и коридорах, сколько имеют кровати в комнатах. При этом, по данным Международного агентства по исследованию рака, в России один из самых высоких показателей смертности от рака в мире. А тут еще детские онкологи увольняются….

Одним словом, российская система здравоохранения находится в глубоком кризисе. К этому привела и неумелая реформа здравоохранения, начатая в 2000 году, которая только привела к сокращению койко-мест и закрытию медицинских учреждений на местах, и сокращение финансирования медицины, и катастрофическая нехватка специалистов. Молодые врачи бегут из медицины, а средний медперсонал увольняется. Низкие зарплаты, тяжелые условия труда, отсутствие перспектив – вот далеко не полный перечень проблем в среде медиков. Зато чиновники лот медицины чувствуют себя прекрасно.  И продолжают «реформировать» российское здравоохранение. Видимо, пока его полностью захоронят?

А что в итоге? Итог мы наблюдаем уже сейчас. Кстати, все то, что сегодня сделали российские чиновники с российской медициной, сделали и украинские «реформаторы». Просто в Украине населения меньше и результаты более заметны. Впрочем, в ООН предсказали сокращение и населения России. По расчетам экспертов, к 2078 году страна опустеет на треть – россиян станет меньше примерно на 100 миллионов человек.
А что в Минздраве? Какие-то выводы сделаны?

Судя по публичным выступлениям нового министра здравоохранения Михаила Мурашко, который в начале февраля 2010 года заявил, что из-за врачебных ошибок осложнения получают около 70 тысяч пациентов в год, отвечать за провал в здравоохранении придется врачам, а не чиновникам. Чиновники Минздрава моментально сориентировались и в конфликтах региональных властей с медиками в ряде субъектов РФ поддерживают своего брата-чиновника. Кроме того, на медиков спускаются дополнительные обязанности и ответственность за невыполнения показателей, которые существуют только в тексте приказов Минздрава РФ и его подразделений. Часто дополнительные обязанности дополнительно не оплачиваются. И медики увольняются…

А вот теперь мы возвращаемся к тому, с чего начали. К эпидемиологической опасности. Не знаю, какой там вирус начнет косить население Российской Федерации, но при нынешнем состоянии российского здравоохранения и медицины это может быть даже детские болезни – корь или дифтерия.

Напоследок не могу не вспомнить тот самый «совок», который в нынешнем российском либеральном сообществе принято пинать ногами и хаять последними словами.

В январе 1960 года в «страшном тоталитарном Союзе» всего за один месяц превентивно остановили мировую пандемию черной оспы, болезни, которая в средние века выкашивала в Европе целые города. С помощью абсолютно жестких мер вспышку оспы удалось остановить. Умерло всего 3 человека. Москва не только остановила оспу у себя дома, но и помогла проконтролировать ее дальнейшее распространение по миру. То есть, советские ученые и врачи посетили все возможные очаги инфекции, чтобы помочь распознать, научить, вакцинировать.

В Москву вирус индийской черной оспы занес известный советский художник, дважды лауреат Сталинской премии Алексей Кокорекин. Он и умер самым первым в Центральной Боткинской больнице. Уже на вторые сутки вирус был диагностирован у сотрудницы больничной регистратуры, принимавшей художника, осматривающего его врача и даже подростка, который находился в той же больнице этажом ниже, прямо у вентиляционного отверстия из палаты Кокорекина. Даже истопник больницы подхватил оспу, просто проходя мимо палаты. Всего в Москве тогда заболело 46 человек.

Моментально был принят комплекс срочнейших мер, чтобы не допустить эпидемии оспы. КГБ СССР, МВД и Министерство здравоохранения в кратчайшие сроки устанавливали и изолировали абсолютно всех, кто хоть как-то пересекался с инфицированным. Одна из проведших с больным вечер, была преподавателем в институте, где принимала экзамены у многочисленных студентов – из ВУЗа в карантин отправили сразу отправили сотни человек. Подарки, привезенные художником из Индии, расползлись по городу, но уже через сутки были установлены, помещены в карантин, а сами предметы из индийских тканей сожжены.

Центральная Боткинская больница была переведена на осадное положение. Тысячи больных и обслуживающего персонала не могут покинуть ее стены. Специальным решением Совмина СССР вскрывается неприкосновенный запас белья для противовоздушной обороны. Из мобилизационных хранилищ Госрезерва в сторону Москвы выезжают грузовики со всем необходимым. А над Европой успели развернуть самолет, которым из Москвы в Париж отправился один из пассажиров кокорекинского рейса.

Одним словом, государство оказалось готово к эпидемии. Мало того – Советский Союз выделил для прививок полтора миллиарда доз вакцины. В последний раз страшный диагноз врачи поставили в 1977 году жителям Сомали. В СССР прививки против черной оспы населению окончательно перестали делать в 1982 году.

Так вот. При нынешнем состоянии российской системы здравоохранения у России два выхода – либо медленное и неизбежное вымирание, либо один небольшой вирус и одна большая эпидемия. В любом случае, как говорил когда-то Михаил Жванецкий, «чем его наказать, кроме как умереть у него на столе?» Вот так и с российским здравоохранением – пока народ не станет массово дохнуть прямо на улицах или в тех учреждениях, которые по ошибке все еще называют больницами, пока не станут вымирать не только большие села, но и небольшие города, пока вместо врачей россиян не начнут лечить знахари, колдуны и поклонники культа Вуду – до тех пор российские чиновники будут продолжать свои «медицинские реформы». По утилизации населения России!
ИСТОЧНИК https://stalingrad.tv/

Комментарии 0

Оставить комментарий