помоги каналу
По вопросам и предложениям: info@stalingrad.tv

Роковой дефицит.

4437 просмотров
Виктор Корчагин
127 дней назад
Роковой дефицит.

Тэги: #виктор #корчагин

Если кто-то думал, что лекарственный дефицит, с которым столкнулись жители многих регионов России этой осенью, остался позади, то вынужден огорчить: несмотря на определенные усилия властей, нехватка лекарственных средств (в особенности, ряда антибиотиков и противовирусных препаратов) все еще повсеместно наблюдается практически по всей стране, от Калининграда до Камчатки.

Усилия властей, о которых речь шла выше, впрочем, носили вполне привычный характер и закончились также вполне предсказуемо: по существу, ничем. Столкнувшись с серьезными проблемами в деле снабжения регионов лекарствами, правительство решило создать очередной контролирующий орган - федеральный центр по планированию и организации лекарственного обеспечения граждан. В компетенцию центра, как следует из материалов “Консультант-плюс”, будет входить мониторинг закупок лекарственных средств и прогонизование потребности регионов в медикаментах. По планам правительства, эти меры должны помочь предотвратить возможные перебои с поставками лекарств и заблаговременно формировать необходимый резерв. Параллельно с созданием новых контролирующих структур праительство выделило 5 миллиардов рублей на помощь регионам в закупке лекарств. Результат данных мероприятий, как говорится, налицо: ситуация с медикаментами по сей день остается если не критической, то близкой к таковой.

Тут правомерен вопрос о причинах происходящего. Версий в СМИ и в обществе ходит немало, самые популярные из них - это высокий, зачастую неадекватный спрос на препараты, назначаемые для лечения коронавируса, перебои в работе системы, отвечающей за обязательную маркировку лекарств, а также серьезная (пожалуй, можно даже сказать - критическая) зависимость отечественной фармакологической отрасли от импорта сырья для изготовления лекарственных препаратов.

На самом деле, чем глубже погружаешься в материал, тем больше понимаешь, что проблема - комплексная, и однозначного ответа на вопрос “кто виноват” дать невозможно. Точнее, мы не можем ткнуть пальцем в конкретного человека или госструктуру и сказать: “вот он во всем виноват”. Грубо обобщая, я бы сказал, что причиной лекарственного коллапса послужила тотальная разруха системы государственного планирования, отсутствие умения и желание власти мыслить на перспективу и приоритет частных интересов, интересов капитала над интересами общества. Если есть желание немного поиграть в конспирологию, то можно предположить, что ажиотаж на рынке лекарств спровоцирован специально для того, чтобы превратить фарминдустрию в своеобразный “буксир”, задачей которого будет вытянуть стагнирующую капиталистическую экономику из кризиса. Косвенные доказательства этого можно обнаружить хотя бы статье Forbes под красноречивым заголовком: “Как заработать на растущем фармрынке”. В статье, в частности, говорится о том, что крупные биржевые игроки, такие как принадлежащая миллиардеру Уоррену Баффету компания Berkshire Hathaway, впервые за несколько лет стали делать крупные инвестиции в фармацевтическую отрасль. В особенности их интересуют конторы, занятые производством вакцины от коронавируса. На почве разработки вакцин от ковида развернулась настоящая гонка среди частных корпораций: например, об успехе третьей фазы испытаний собственных вакцин заявили сразу несколько компаний - Pfizer, Biotech, Moderna и AstraZeneca. Как я уже писал ранее, для простых работяг пандемия - это ужас, нагнетаемый через СМИ, локдауны, штрафы, безработица и нищета, а для дельцов - возможность неплохо погреть руки.

Однако давайте все же отвлечемся от глобальной картины и подробнее посмотрим, что происходит в России, что все таки привело к дефициту лекарств в аптеках и кто оказался в выигрыше в результате кризиса. Корень наших проблем, пожалуй, находится в тотальной зависимости фармацевтического производства от иностранного сырья. В 2015 году, когда в правительстве только заговорили об импортозамещении, доля иностранного сырья составляла 80%. Тогда же правительством Дмитрия Медведева тогда разработало программу господдержки отечественных фармкомпаний, нацеленную на импортозамещение как самих лекартсвенных средств, так и фармакологических субстанций, необходимых для их изготовления. Производители получили многомиллиардные субсидии в обмен на обязательства разработки и производства аналогов зарубежных лекарств. Собирая материал для статьи, я читал бравурные прогнозы, что к 2020 году зависимость от импорта будет практически ликвидирована, а Российская Федерация начнет самостоятельно производить свои, оригинальные лекарства. Что получилось на деле? Да как всегда: за 4 года импорт фармсубстанций и лекарственных средств не только не сократился, но и существенно вырос. Минпромторг и федеральное казначейство судятся с фармкомпаниями, провалившими программу импортозамещения. В числе ответчиков ОАО “Синтез”, оставшееся должным государству 180 миллионов рублей, ранее выданных в качестве субсидий, и АО “Р-Фарм”, задолжавшее 40 миллионов. Интересный штрих к образу “Р-Фарм”: в 2019 году ее владелец Алексей Репик занял 48-е место в рейтинге Forbes, а сегодня его компанию активно участвует в гонке вакцин от коронавируса. В случае успеха “Р-Фарм”, в свое время “эффективно” освоившая государственные деньги, получит от того же государства гарантированный контракт на десятки миллиардов рублей. Таково поистине “гениальное” планирование государственных чиновников в деле борьбы с пандемией. Впрочем, вряд ли тут можно говорить о глупости: скорее, замешаны чисто финансовые, корпоративные интересы, и люди, участвующие в этих схемах, прекрасно умеют считать.

Если еще немного копнуть в прошлое, то мы узнаем, что зависимость от иностранного сырья возникла еще в 1991 году, в “святые” девяностые. Избавление от “проклятого тоталитаризма” стоило нам сокращения производства суспензий, необходимых для производства антибиотиков, более чем в 20 раз! С тех пор основынми поставщиками сырья для тех же антибиотиков в РФ стали Китай и Индия (наряду с Францией, Хорватией и Испанией, чьи доли значительно меньше”). Так, Китай поставляет российским производителям 51,7% сырья, а Индия - 26% (данные на 2019 год). С началом пандемии коронавируса поставки резко сократились, так как обе страны сосредоточились на производстве для внутреннего рынка. Если во время “первой волны” российское производство и медицина хоть как-то справлялись с помощью старых запасов, то на осень-зиму сырья просто не хватило. Вот вам и причина срыва своевременных поставок лекарств в аптеки.

Пара примеров для иллюстрации: в России зарегистрировано 10 проивзодителей препарата Азитромицин, одного из дефицитных сегодня наименований. Из этих десяти 4 - китайские, 2 - индийские. Часть сырья поступает из Хорватии и Испании, и только 1 компания-производитель - чисто российская.

Препарат Амоксиклав - еще один антибиотик, пропавший из аптек. 10 зарегистрированных в РФ производителей, из них 8 - китайских, 2 - австрийских и ни одной российской.

Все, что научились делать российские фармпроизводители - это не слишком качественные дженерики (копии западных препаратов). Естественно, что, столкнувшись с повышенном спросом, удовлетворить его российская промышленность оказывается не в состоянии.  

Ажиотажный спрос, спровоцированный во многом истерикой в СМИ, это отдельная большая тема. Он, конечно, также сыграл свою роль в лекарственном кризисе. Но, пожалуй, главными выгодоприобретателями ковидной паники, стали нечистые на руку дельцы, чьи доходы выросли за время пандемии и продолжают расти. Опять же по данным Forbes, в десятку самых успешных компаний на рынке медикаментов вошли фирмы, занятые производством наиболее востребованных сегодня антибиотиков и противовирусных средств. Скажем, Novartis, как раз выпускающая Амоксиклав, нарастила объемы реализации на 11,2%. Не в последнюю очередь это связано с резким скачком (на 30 с лишним процентов) спроса на Амоксиклав, который люди, запуганные госпропагандой, покупает даже впрок. Еще одна российская фирма, “Отисифарм”, увекличила реализацию на 11,1 % за счет роста продаж противовирусного препарата Амиксин.

Общий же объем коммерческого рынка лекарственных препаратов в октябре 2020 года составил 99,1 млрд рублей. По-моему, вполне красноречивое свидетельство того, в чьих интересах делаются дела в России и кто заинтересован в росте ажиотажа и создании дефицита (возможно, искусственного) на рынке лекарств.
В числе причин, приведших к дефициту, называли и обязательную маркировку лекарственных средств. Фармацевтический бизнес даже обращался к премьеру Мишустину с призывом разобраться в сбоях работы системы регистрации. Впрочем, тот факт, что даже после того, как правительство пошло бизнесу навстречу и сделало маркировку рекомендательной, лекарства не появились, говорит о том, что это обстоятельство если и сыграло какую-то роль в создании лекарственного кризиса, то незначительную.
Гораздно интереснее интервью члена правления благотворительного фонда AdVita Елены Грачевой, в котором она, в частности, рассказала следующее: “ Ситуация пришла к своему логическому завершению и сложилась в идеальный шторм. История с постепенным исчезновением дешевых лекарств тянется с 2010 года, когда Минздрав и Федеральная служба по тарифам приняли методику расчета максимальных цен для производителей. Производители, не согласные с методикой, постепенно перестали выходить на торги, и в 2019 году количество сорванных аукционов по ряду позиций доходило до 80%. Какое-то время больницы держались на старых запасах, но бесконечно это продолжаться не могло”, — пояснила она.

Грачева отметила, что к весне 2020-го ситуация уже была близка к катастрофической, а в последние пару месяцев добавились демарши немногих оставшихся производителей, у которых из-за рухнувшего рубля перестало хватать денег на закупку субстанций. Большинство российских дженериков, подчеркнула представитель AdVita, делается из китайского и индийского сырья.

— В итоге в августе с рынка было отозвано 59 наименований лекарств, в сентябре уже 78, притом что обычно эта цифра не превышает нескольких штук в месяц. В результате желающих поставлять дешевые дженерики просто не осталось. И случилось то, что случилось: если раньше мы могли бороться за то, чтобы государство закупало для пациентов более качественные препараты, то в год окончания программы «Фарма 2020» в стране исчезло около трех десятков базовых препаратов для лечения онкологических больных, и речь идет о том, чтобы найти для лечения хоть что-нибудь! Когда мы видим, что некоторые пытаются этот коллапс списать на ковид или проблемы с маркировкой, это, мягко говоря, не соответствует действительности. Тяжело больные люди оставлены без лекарств в результате многолетних целенаправленных действий ряда ведомств, и прежде всего экономического блока, — сказала Грачева.

Не думаю, что все, происходящее сегодня, это следствие какого-то хитрого плана, нацеленного, скажем, на уничтожение населения России или мира. Скорее, капиталистическая, заинтересованная только в извлечении прибыли, система реагирует на кризис так, как умеет. А умеет российская олигархия только распиливать бюджетные деньги и делить разворованное между различными кланами и группами интересов. Ужас ситуации в том, что на фоне кризиса и развала медицины, куча чиновников и фармбизнесменов продолжают гнаться за увеличением банковского счета, совершенно не обращая внимания, что их действия напоминают поведение пьяного водителя, с упоением давящего на газ и направляющего машину в бетонную стену. “Набить карман, пока фортит” - похоже, что это единственная стратегия по борьбе с коронавирусом и экономическим кризисом, которую могут нам предложить сегодняшние “элиты”. Перебои с лекарствами - это, к сожалению, далеко не самое страшное, что может ждать нас, если мы не свернем с выбранного властью пути.

ИСТОЧНИК https://stalingrad.tv/

Комментарии 0

Оставить комментарий

рекомендуем

Все статьи
андрей фурсов
1 день назад

Голый король.

андрей фурсов
1 день назад

Порядок на руинах.

сергей переслегин
4 дня назад

Русский антропоток.

Роман Манекин
5 дней назад

Все ближе к гибели.