помоги каналу
По вопросам и предложениям: info@stalingrad.tv

Под кайфом.

2962 просмотра
виктор корчагин
99 дней назад
Под кайфом.

Тэги: #виктор #корчагин #кайф

Когда в 1991 году Россия, под давлением “ветра перемен”, распахнула свои двери для всевозможных свобод, лишь немногие трезво оценивали ситуацию и предупреждали, что наряду с джинсами и жвачками страну захлестнет поток наркотиков из Азии и Европы. Оболваненное большинство тогда проигнорировало голос разума, что привело к обвальному росту наркомании, а целый ряд регионов России превратились в “перевалочные пункты” для наркомафии.

Буквальный “взрыв” употребления наркотических веществ наглядно демонстрирует статистика. Если в СССР в 1984 году на учете состояло чуть более 14 тысяч наркоманов, то уже в 1990 году их количество возросло до 28312 человек - рост на 97,7%! Глобального анализа причин такого “скачка” числа наркозависимых проводить не буду - важно зафиксировать сам факт. В течение девяностых и двухтысячных годов ситуация оставалась стабильно тяжелой: к началу 1994 года в медицинских учреждениях было зарегистрировано 38,7 тысяч наркозависимых, к концу 94-го года их число выросло до 49,9 тысяч. Далее наблюдается только рост: 1995 год - 65 тысяч, начало 1997 года - 88 тысяч, 1998 - 160 тысяч и в 1999 - 209 тысяч человек. Зафиксировано, что в девяностых от причин, так или иначе связанных с употреблением наркотиков, умирало 70 тысяч человек ежегодно. Рост употребления наркотических веществ по сравнению с СССР не просто впечатляющий - колоссальный: в новой “демократической” России накрозависимых стало больше в 9 раз.

Если посмотреть на географическую карту России с точки зрения, какие регионы сегодня находятся под самым сильным “кайфом”, то мы увидим вполне предсказуемую картину: наибольшее распространение наркотики получили в городах-портах (Санкт-Петербург, Владивосток) и регионах, граничащих со странами Азии, откуда в большинстве своем текут реки того же героина. Своеобразной “веной”, прогоняющей через себя отраву из соседних стран, можно считать Сибирь. Еще в середине двухтысячных никто иной, как секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев признал, что ситуация с наркотиками в Сибири - одна из самых сложных по стране. Несмотря на все усилия властей, существенно снизить объем поставляемых в регион и употребляемых наркотиков не удается.

С чем это связано? В первую очередь - с географическим положением Сибирского Федерального округа, который оказался на пути крупнейших потоков наркотиков, идущих из Китая и Афганистана транзитом через бывшие азиатские республики в крупные российские города и дальше, в Европу.

Директор ФСКН Виктор Иванов говорит, что наркотики в Сибирь в частности и в Россию в целом поставляются крупными международными ОПГ и проделывают немалый путь, прежде чем попасть непосредственно к потребителю. “Точка отсчета” в этом маршруте - афганская провинция Бадахшан, где опий-сырец перерабатывается в героин. Затем готовый продукт горными тропами переправляется в страны Средней Азии и далее - в Россию, в том числе посредством плохо контролируемого миграционного потока. Глава ФСКН и другие эксперты сетуют на плохую оснащенность пограничных пропускных пунктов, не позволяющих эффективно отслеживать и выявлять наркокурьеров, но пока власти РФ и государств Средней Азии, откуда и идет основная миграция на территорию нашей страны, не спешат вкладываться в модернизацию. А плотность миграционных потоков весьма серьезная. По данным на 2011 год только через Алтайский край, где проживают 2,5 миллиона человек, ежегодно проезжает 1 миллион граждан соседних государств. Не исключено, что чиновники всех уровней входят в круг заинтересованных лиц, не повзоляющих пересохнуть наркотической “реке”. Результатом этого становится ситуация, когда число наркоманов вроде бы снижается, но остается на весьма впечатляющем уровне - 7,3 миллиона человек.

Помимо Афганистана есть и другие поставщики наркотиков. Начиная как минимум с 2015 года позиции героина на черном рынке пошатнулись под давлением синтетических наркотиков - различных курительных смесей, спайсов, поступающих, в первую очередь, из Китая. Совсем недавно, в августе 2020 года, полицией Новосибирска была изъята крупная партия - более 175 кг - прекурсоров, необходимых для изготовления популярного синтетического наркотика, мефедрона. Компанию Китаю в нелегком деле снабжения россиян спайсами с недавних пор составляют Мьянма, Лаос и Таиланд. Отмечены и поставки из Ирана, Пакистана и Индии.

Вся эта “наркотическая география”, впрочем, не так интересна, как конкретное ее воплощение в нашей повседневной жизни. Проще говоря, нас больше интересует, как оживленный наркотрафик влияет на жителей Сибири? Еще в 2011 году Минздравсоцразвития РФ констатировало, что наибольшее число смертей от отравления наркотиками в расчете на 100 тысяч населения приходится на Сибирский Федеральный округ. Главный внештатный нарколог Алтайского края Александр Иванов тогда объяснял это так в интервью РИА Новости: “Одной из главных причин сложной наркологической ситуации в округе является приграничное положение (о чем я уже упоминал выше) и близость к сырьевым регионам, откуда везут героин, марихуану и другие наркотики. Регион, где есть молодежь, есть деньги, приближенный к странам, из которых осуществляется наркотрафик, привлекателен для наркобизнеса. “Интерфакс писал в 2014 году: "Несмотря на снижение смертности от передозировок наркотиками в целом по СФО на 12%, рост количества смертей зафиксирован в республиках Бурятия и Хакасия, Забайкальском крае, Иркутской и Томской областях. А 47,6%, т.е. почти половина от всех умерших в СФО - это жители Кемеровской области: 573 из 1204 человек", - говорится в сообщении.

Также отмечается, что в СФО зафиксировано около 12 тыс. вызовов "скорой помощи" по поводу отравления наркотиками.

"Неблагополучная ситуация сложилась в Омской, Новосибирской и Иркутской областях и Республике Хакасия, где рост острых отравлений наркотиками, на которые выезжали бригады "скорой помощи", составил более чем 50%".

А вот данные мониторинга наркоситуации в Красноярском крае уже за 2018 год, в частности, о наркозависимости среди несовершеннолетних: “В 2018 году в целом по краю зарегистрировано 599 несовершеннолетних (дети в возрасте от 0 до 17 лет) с наркологическими расстройствами. Показатель распространенности наркологических расстройств в этой группе населения составил 95,9 на 100 тыс. детского населения, что на 28% ниже  показателя 2017 года (820 человек или 133,3 на 100 тыс. населения)”.

Наркотрафик - это еще и серьезный финансовый ущерб для общества и государства (речь, конечно, не идет о чиновниках и силовиках, “греющих руки” от наркотического “костра”). Директор ФСКН Виктор Иванов приводит такие данные в целом по России: "Потребление наркотиков напрямую подрывает экономику страны, поскольку 8 млн наркопотребителей ежегодно тратят на наркотики 4,5 млрд рублей и тем самым выводят из ВВП страны до полутора триллионов рублей ежегодно. Но это только часть ущерба - в целом он составляет как минимум 4 трлн рублей в год. Значительная часть наркопотребителей выключены из экономически активной жизни, а отнимаемые у экономически активного населения путем преступлений 1,5 трлн рублей пропорционально уменьшают экономически полезный спрос на товары и услуги. Сюда следует добавить еще и те затраты, которые Россия несет финансируя правоохранительные органы, судебную и пенитенциарную системы. Ведь, по данным Иванова, 65 процентов всех преступлений в стране связано с наркотиками. При этом их потребители совершают до 80 процентов краж, мелких грабежей”.

Если же спуститься на одну ступеньку ниже и взглянуть на экономический ущерб от наркотрафика непосредственно в Сибири, то мы увидим, что в Сибирском федеральном округе потери ВНП (валового национального продукта) по самым скромным подсчетам составляют более 185 миллионов рублей ежедневно. Для объяснения этих действительно чудовищных цифр приведу обширную - и, на мой взгляд, исчерпывающую, - цитату из интервью “Российской Гезете” начальника управления аппарата Государственного антинаркотического комитета (ГАК) Виталия Яковлева: “Валовый региональный продукт Сибирского федерального округа в 2009 году составил 3 триллиона 390 миллиардов 224 миллиона рублей. Соответственно, два процента от этой суммы - это около 68 миллиардов в год, и более 185 миллионов рублей в день. Существует определенная методика расчета экономических потерь, основанная на различных факторах, и, прежде всего, - исключение из экономически активного населения наркобольных.

В Сибирском федеральном округе, только по официальным данным, - 74 тысячи наркозависимых, которые ничего не производят. При этом государство вынуждено тратить средства на их лечение, содержание в учреждениях пенитенциарной системы (примерно семьдесят процентов наркоманов рано или поздно оказывается в колониях), вынуждено нести затраты на судебную и правоохранительную деятельность и так далее. Кроме того, уровень наркотизации населения серьезно влияет на демографию - рождаемость снижается, на свет появляются больные дети, и это влечет новые потери. Надо сказать, что Сибирь в этом смысле - одна из самых неблагополучных территорий в России. Среднероссийский показатель - 250 наркозависимых на сто тысяч населения. В СФО эта цифра в полтора раза выше - 395. Еще хуже обстоят дела в сибирских моногородах: Искитиме Новосибирской области, Прокопьевске, Киселевске Кемеровской области и других. Там наркобольных в два-три раза больше, чем в среднем по округу”.

С экономическими потерями все вроде стало понятно, но есть более важный вопрос: почему наркотрафик настолько больно ударил именно по населению Сибири? Ведь вряд ли все причины происходящего раз и навсегда исчерпываются фактором общих границ с государствами Средней Азии. Интервью Виталия Яковлева отвечает и на этот вопрос. Отвечая журналисту, спросившему о тяжелом положении в моногородах, Яковлев сказал: “В первую очередь выделю проблему с занятостью населения. Во-вторых, как правило, средства на антинаркотические региональные программы аккумулируются в региональных центрах, а в моногородах такие мероприятия финансируются по остаточному принципу. Есть проблемы и с лечением наркозависимых в глубинке: в лучшем случае, на весь район - один нарколог. По нашим данным, в СФО штат наркологов укомплектован только на тридцать процентов, и ситуация продолжает ухудшаться: врачи пенсионного возраста уходят, а их места занять некому. Между тем сегодня в России до девяноста процентов тех, кто прошел курс лечения и снова опускается в яму наркомании. В ближайшее время этот вопрос будет однозначно решен: в стране создается сеть государственных реабилитационных центров для лиц, страдающих различными видами зависимости. Сейчас в Российской Федерации всего четыре таких учреждения. Для сравнения: в Советском Союзе действовало 144 подобных центра.

Нельзя забывать о таком аспекте реабилитации как ресоциализация. Мы можем затратить массу средств на то, чтобы вылечить наркомана, но затем неминуемо встанет вопрос - где ему работать? Три четверти наркозависимых - молодежь в возрасте до 35 лет.

Возьмем, к примеру, такой аспект как обучение в вузах. На сегодняшний день в стране отсутствует система адаптации выпускников. Анализ ситуации в вузах Сибирского федерального округа показал: по истечении трех лет только двадцать процентов выпускников работает по специальности, а пятнадцать процентов вообще остается без работы. Допустим, молодой человек получил профессию инженера. Он хочет работать на производстве. При этом известно, что сейчас коэффициент обновления станочного парка в Российской Федерации составляет 0,3 процента. То есть, цикл полного обновления средств производства в развитых странах составляет десять лет, а у нас - три столетия”.

Подведем итоги. На сайте уважаемого мной издания “День” его главный редактор, Андрей Фефелов, выложил поздравление с новым годом, в котором в восторженных тонах описал, как обновляется и встает на ноги путинская Россия, удивляя и заставляя робеть весь мир образцами чудо-ракет. Не знаю, что сподвигло вроде бы вполне здравомыслящего Фефелова написать такой текст, но то, что я прочитал, собирая материалы к этой статье, заставляет усомниться в безудержном оптимизме главреда “Дня”. Можно сколько угодно ставить на вооружение ракеты, но до тех пор, пока целые регионы твоей страны остаются “проходным двором” для наркомафии, а их население деградирует и вымирает в наркотическом дурмане, ни о какой силе государства говорить не приходится. Кто будет воевать за вас? Полумертвые наркоманы или мигранты, везущие героин? Можно до посинения пугать пиндосов, но, пока в твоей собственной стране, буквально за забором Кремля, людям негде работать и не на что жить, когда не хватает врачей (наркологов в том числе), когда миллиарды рублей уходят в карманы наркобарыг и крышующих их чиновников и силовиков - кто в конечном итоге окажется запуганным и униженным? Вот над чем нам стоит подумать, если мы хотим “снять с иглы” не только Сибирь, но и всю Россию.
ИСТОЧНИК https://stalingrad.tv/

Комментарии 0

Оставить комментарий

рекомендуем

Все статьи
андрей фурсов
1 день назад

Голый король.

андрей фурсов
1 день назад

Порядок на руинах.

сергей переслегин
4 дня назад

Русский антропоток.

Роман Манекин
5 дней назад

Все ближе к гибели.