помоги каналу
По вопросам и предложениям: info@stalingrad.tv

Неизвестный фантаст.

2179 просмотров
валентин катасонов
99 дней назад
Неизвестный фантаст.

Тэги: #валентин #катасонов #уэллс

В России Герберта Уэллса (1866-1946) знают преимущественно как писателя в жанре научно-технической фантастики по его романам «Машина времени», «Человек-невидимка», «Война миров», «Первые люди на Луне», «Остров доктора Моро», «Война в воздухе» и др. Во второй половине жизни (на стыке второго и третьего десятилетий прошлого века) в творчестве писателя произошел перелом: он стал заниматься не столько художественной литературой, сколько думать и писать о том, как спасти человечество.

Его потрясла Первая мировая война. И не только своими ужасами, но и тем, что выявила несовершенства социального устройства мира и несовершенства самого человека. Несовершенства человечества стали еще более очевидными в 30-е годы, когда разразился мировой экономический кризис, а затем мир охватил пожар Второй мировой войны.

Из-под пера Уэллса стали появляться различные эссе философского и социально-политического характера. С этой стороной творчества английского писатель наш читатель почти не знаком. Потому что на русский язык они практически не переводились.

Исключением стала работа 1928 года «Открытый заговор» (The Open Conspiracy). Она была переведена на русский язык и вышла в 2021 году (Герберт Джордж Уэллс. Открытый заговор. С предисловием профессора В.Ю. Катасонова. – М.: издательский дом «Кислород», 2021).

А вот другие наиболее известные (для англоязычной читательской аудитории) работы Уэллса этого жанра: Что мы творим со своими жизнями? (What Are We to Do With Our Lives? – 1931); Труд, богатство и счастье рода человеческого(The Work, Wealth, and Happiness of Mankind – 1932); После демократии (After Democracy – 1932); Анатомия разочарования (The Anatomy of Frustration – 1936); Мировой мозг (World Brain – 1938); Судьба Homo Sapiens (The Fate of Homo Sapiens – 1939); Новый мировой порядок (The New World Order – 1940); Покорение времени (The Conquest of Time – 1942); Перспективы для Homo Sapiens (The Outlook for Homo Sapiens – 1942); Новые права человека (The New Rights of Man – 1942); Разум на конце своей натянутой узды (Mind at the End of Its Tether – 1945).

Через все работы Уэллса второго периода его творчества проходят две основные идеи.

Во-первых,как он полагал, следует как можно быстрее избавиться от предрассудков национализма, который порождает войны в мире. Самый простой и очевидный способ – демонтаж национальных государств, создание Единого мирового, которое будет управляться Единым мировым правительством. Кроме того, в Едином мировом государстве должна быть Единая мировая религия. Религиозный плюрализм опасен, т.к. он является питательной почвой для религиозных войн.

Во-вторых, необходима социализация, или коллективизация общества. Т.е. фактически отказ от капиталистической модели, которая построена на разъединении людей, эксплуатации одного человека другим, порождает безработицу, нищету и кризисы перепроизводства. Особенно зловещие формы капитализм приобретает тогда, когда частный капитал достигает масштабов монополий. Такие монополии могут выходить за границы отдельных государств и пытаться осуществлять экономический раздел и передел мира. А это дополнительный риск возникновения войн. Одним словом, на смену капитализму должен прийти социализм.

Эти две идеи причудливым образом совмещались в сознании Уэллса.

По сути, социализм Уэллса обязательно должен быть космополитическим. Даже если социализм зародился в какой-то отдельной стране, он должен стать мировым. Социализм в одной стране нежизнеспособен. Единое мировое государство в концепции Уэллса однозначно социалистическое.

Теоретически Уэллс допускает, что мировое государство может быть и капиталистическим. Но это самый страшный вариант для человечества, который, по мнению Уэллса, допустить никак нельзя (кстати, именно такой вариант единого мирового государства проталкивает мировая закулиса через Клауса Шваба с его планом «Великой перезагрузки»; это мировое государство на основе так называемого инклюзивного капитализма).

Чем-то это видение космополитического социализма Уэллса напоминает взгляды Карла Маркса, Владимира Ленина и Льва Троцкого. Но социалистический интернационализм Уэллса был принципиально иным, чем у классиков марксизма-ленинизма. Те выдвигали лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь». А для чего соединяться? – Для того, чтобы бороться с буржуазией. Английский писатель страстно обличал учение Карла Маркса о классовой борьбе. Уэллс обвинял Маркса в том, что он находился в прострации и не очень понимал настроения высших слоев общества. Мол, там есть достаточное количество людей, которые не менее наемных рабочих тяготятся несправедливостью существующего строя и готовы жертвовать своим благосостоянием, здоровьем и даже жизнью ради построения более справедливого общества. Тут, наверное, Герберт Уэллс прав. На память приходит Роберт Оуэн (1771-1858) – один из наиболее успешных и богатых английских предпринимателей начала XIX века. Вторую половину своей жизни он посвятил различным социалистическим проектам. И потомкам более известен не как богатый буржуа, а как яркий представитель утопического социализма. Сам Уэллс был членом Фабианского общества, которое ставило своей целью плавное переформатирование английского капитализма в социализм. И среди членов Фабианского общества было немало состоятельных людей. Например, супруги Сидней и Беатриса Веббы (одни из основателей Общества).

Герберт Уэллс в пылу своей критики называл Маркса даже провокатором. Мол, с одной стороны, он призывает всех к объединению для того, чтобы совместными усилиями сменить общественный строй. А, с другой стороны, вбивает в общество клин под названием «классовая борьба».

«Манифест коммунистической партии» 1848 года, как считал Уэллс, заложил мину под Европой и всем миром своим тезисом о классовых антагонизмах при капитализме и неизбежности обострения классовой борьбы. С таким же успехом, – отмечает Уэллс, – Карл Маркс, как потомок раввинов, мог в Манифесте вместо слова «буржуазия» поставить слово «евреи». И тогда Манифест предстанет чисто нацистским учением времен Третьего рейха…

Герберт Уэллс был сторонником объединения всех людей «доброй воли», которые имеются во всех слоях общества. Кстати, его известная работа «Открытый заговор» (1928 г.) так называется потому, что писатель открыто обращается ко всем людям, независимо от их национальности, пола, уровня образования, профессии, имущественного положения и других признаков. Он ищет сторонников перестройки мира везде. И полагает, что сумеет разбудить многих «спящих».

Несмотря на всю свою социально-классовую бесстрастность, Уэллс все-таки особые надежды возлагает на тех, кого сегодня принято называть «средним классом». Но среди всего «среднего класса» Уэллс особенно выделяет интеллектуалов – ученых, преподавателей, представителей культуры, журналистов. Они, по его замыслу, должны быть пропагандистами нового мирового порядка. В своих планах перестройки мира Уэллс делает вообще особую ставку на науку, знания, просвещение. Просвещение не только традиционное – через школу и университеты, но также с помощью издания и распространения полезных книг, через средства массовой информации, через произведения культуры.

Уэллс очень увлекается идеей всеобщего просвещения и укрепления связи науки с жизнью. В этой связи в 1938 году он издает сборник своих статей и выступлений под названием «Мировой мозг». Уэллс предлагает создать мировую библиотеку, которая собирала бы все лучшее, написанное во все времена.

А главное – чтобы ее фонды были доступны людям во всех странах, во всех уголках мира. С учетом имевшихся на тот момент технических достижений он предлагает микрофильмирование книг, быструю доставку микрофильмов во все библиотеки мира, оборудование библиотек проекторами и т.п. Также Уэллс предлагает коллективное участие лучших умов мира в написании статей по самым актуальным вопросам и темам (в рамках проекта Мировой энциклопедии), а также постоянную доработку и обновления таких статей с учетом последних достижений науки. Современные исследователи творчества Уэллса называют предложения писателя прототипом нынешней Википедии.

Но вернемся к вопросу понимания и восприятия Уэллсом социализма. Понимание было в духе фабианства. Элементы социализма писатель видел уже там, где государство активно вмешивалось в экономику и социальную жизнь. По сути, элементы социализма он усматривал в недрах капиталистического общества. Например, Уэллс считал, что в 30-е годы социализм был не только в СССР, но и в США. Конечно, в Америке это был еще зачаточный социализм, но Уэллс усмотрел его в «Новом курсе» Ф. Рузвельта. Американское государство финансировало программы общественных работ (строительство дорог, лесопосадки, ирригация и мелиорация и др.), которые обеспечивали занятость миллионам безработных. В советское время Уэллса как фабианца относили к категории социал-реформаторов. Т.е. тех, кто верил (или делал вид, что верил) в мирную (через реформы) трансформацию капитализма в социализм. Конечно, такая позиция была неприемлема для сторонников марксизма-ленинизма, которые считали, что к социализму можно прийти только через революцию и диктатуру пролетариата.

Уэллс в работе «Новый мировой порядок» признает ошибочность представлений конца XIX-XX вв. о том, что начавшаяся бурная интернационализация финансовой, торговой и производственной деятельности крупных национальных корпораций, в конечном счете, приведет к созданию единого мира без национальных границ. Крупный капитал воспринимался как локомотив, который тянул за собой человечество в «дивный новый мир» без межгосударственных конфликтов и войн. Такое легкомыслие, царившее в начале века, было одной из причин морально-психологической и политической неподготовленности человечества к Первой мировой войне. Спустя четверть века после начала Первой мировой войны картина повторяется. Уэллс пишет: «В Старом Свете бросается в глаза гипертрофия армий, в Америке – гипертрофия крупного бизнеса. Но и в том, и в другом случае все более и более отчетливо признается необходимость возрастающего коллективного сдерживания не координируемых могущественного бизнеса или политических сил». Лига наций, созданная на основе решений Парижской мирной конференции 1919 года, почти бездействовала. Если в области коллективного сдерживания политических сил она еще какие-то действия предпринимала, то в отношении обуздания могущественного бизнеса даже попыток не делалось.

В своих рассуждениях об угрозах для мира со стороны крупного капитала Уэллс не оригинален. Об этом еще в годы Первой мировой войны писал В.И. Ленин в своей известной работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» (1916). Он прямо выводил мировую империалистическую войну из факта перерастания капитализма свободной конкуренции в высшую стадию монополистического капитализма. Конечно, в работе Ленина все было уже сказано, причем на основе глубокой проработки вопроса с широким использованием статистики по основным центрам мирового империализма – Великобритании, Франции, Германии, Японии, США с добавлением России.

Уэллс и Ленин одинаково сходятся в выводе о том, что монополистический капитализм не снижает риски межгосударственных войн, а, наоборот, резко их повышает. И тот, и другой полагают, что альтернативой монополистическому капитализму может быть лишь социализм.

Уэллс в «Новом мировом порядке» пишет: «…теперь в мире все дороги ведут либо к социализму, либо общественному распаду».

При всех симпатиях Уэллса к социализму, его отношение к социалистической революции в России было неоднозначным. С одной стороны, ему очень импонировала установка большевиков на продолжение начатой в 1917 году революции, превращение ее в мировую. Глобальный социализм – та самая идеальная модель будущего, к которой стремился Уэллс. Но вместе с тем, его не только смущали, но даже шокировали те методы, какими большевики совершили революцию и строили фундамент «светлого социалистического будущего». Методы антигуманные, даже варварские. Такое восприятие «русской» революции видно по работе Уэллса «Россия во мгле», которую он написал в 1920 году «по горячим следам» после посещения нашей страны и встречи с Лениным в Кремле. Работа двойственная: писатель разделяет дальние цели и высокие идеалы большевиков, но «диктатура пролетариата» со всеми ее ужасами вызывает у него резкое отторжение. А «диктатура пролетариата» на самом деле, по мнению Уэллса, есть сплошной хаос и полное беззаконие. Уэллс присматривался к «русской» революции, размышляя: не стоит ли к ней присоединить Англию, когда она перерастет в мировую?

Но вот в 1934 году он вновь приезжает в нашу страну. Встречается со Сталиным. И теперь восприятие Уэллсом Советского Союза совсем иное, нежели восприятие им Советской России в 1920 году. Порядка в стране стало намного больше. Впечатляли достижения в советской экономике (в самом разгаре была индустриализация). Примечательно, что Сталина Уэллс оценил несравненно выше, чем Ленина. В том же 1934 году в «Опыте автобиографии» Герберт Уэллс писал: «Я никогда не встречал человека более искреннего, порядочного и честного; в нём нет ничего тёмного и зловещего, и именно этими его качествами следует объяснить его огромную власть в России». В книге «Новый мировой порядок» (1938 г.) Уэллс дает похожую характеристику: «Сталин, я полагаю, честен и благожелателен в своих намерениях, он верит в коллективизм просто и ясно, он все еще находится под впечатлением, что делает хорошее дело для России и стран, находящихся в ее сфере влияния, и он самоуверенно нетерпим к критике или оппозиции. Его преемник может быть не столь бескорыстен».

И все бы хорошо. Но, увы, Сталин Уэллса разочаровал в самом главном: советский вождь не пожелал продолжать курс Ленина-Троцкого на «перманентную» (мировую) революцию. Иосиф Сталин внес коррективу в учение Маркса и твердо заявил, что социализм можно построить и в отдельно взятой стране.

И он, Сталин, строит социализм в стране, называемой СССР, и не собирается вмешиваться в дела других государств. Получалось, что никакого присоединения Англии к мировой социалистической революции, которую бы двигал советский «локомотив», быть не могло. Надо было думать о глобальной социалистической революции, которую организует Запад своими силами. Именно об этом писал Уэллс в своих работах «Открытый заговор» и «Новый мировой порядок». «Мы не осуждаем Русскую революцию как революцию. Мы жалуемся, что это недостаточно хорошая революция, и мы хотим лучшей», – рассуждает писатель во второй из названных работ. В отличие от русской революции западная революция будет бескровной и легитимной, это будет революция, которая сначала произойдет в сознании людей, а затем отразится на социально-экономических отношениях. Уэллс откровенно говорит, что будет использовать все возможности для того, чтобы реализовать западную версию революции. Но если не получится, то, что ж, придется вернуться к «жесткой» версии «русской» революции.

Обращу внимание на один вопрос, который нашел отражение в работе «Новый мировой порядок». Это вопрос первенства закона и прав человека. Уэллс крайне боится, что западная революция может соскользнуть на ту дорожку, по которой двигалась с 1917 года Россия. А именно дорожку полного игнорирования законов и замены их чем-то наподобие «диктатуры пролетариата». Уэллс многократно заявляет, что высокие социалистические цели не могут оправдывать попрание самых элементарных прав человека. И особенно права человека на жизнь (видимо, перед глазами писателя представали мысленно картины массовых расстрелов людей в России только за то, что они принадлежали к «буржуазии»).

Надо сказать, что тема прав человека настолько увлекла Уэллса, что он ей посвятил примерно четверть своей книги «Новый мировой порядок». Он признает, что чем дальше будет продвигаться социализация (коллективизация) жизни людей, тем большую роль будут приобретать разного рода чиновники и администраторы.

Все они – выходцы из среды несовершенного, «грешного» человечества. И чем выше положение такого чиновника и администратора, тем более явно могут проявляться его моральные слабости и несовершенства. Для того, чтобы предотвратить возможные злоупотребления со стороны представителей власти и нужна эффективная правовая защита человека. По мере ослабления национальных государств неизбежно будет умаляться и роль национальных законов. Чтобы не возникло некоего «правового вакуума» в ходе движения к новому мировому порядку, Уэллс предлагает заранее подготовить что-то наподобие всемирной конституции. Он назвал этот документ «Декларация Прав Человека». В качестве аналога привел такой политико-правовой документ, как «Великая Хартия Вольностей» (лат. Magna Carta, также Magna Charta Libertatum) (составлен в 1215 году на основе требований английской знати к королю Иоанну Безземельному и защищавший ряд юридических прав и привилегий свободного населения средневековой Англии). Уэллс предлагает новую «Великую Хартию Вольностей», но уже для всего человечества.

Следует обратить внимание на то, что наброски Декларации в разных редакциях после выхода в свет книги «Новый мировой порядок» продолжали свою собственную жизнь. Были переведены на несколько языков, публиковались в виде отдельных брошюр большими тиражами и по доступным ценам. Кроме того, Уэллс разослал проект Декларации ведущим политикам того времени – Франклину Рузвельту, Махатме Ганди, Яну Масарику, Хаиму Вейцману, Эдварду Бенешу, Яну Кристиану Смэтсу и Джавахарлалу Неру. Проект Декларации подвергся резким нападкам со стороны министра пропаганды Третьего Рейха Йозефа Геббельса.

Примечательно, что в 1948 году в ООН был принят широко известный документ «Всеобщая декларация прав человека» (состоит из 30 статей и является частью Международного билля о правах человека наравне с Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах и Международным пактом о гражданских и политических правах). Биографы Уэллс, историки в области международного права обращают внимание на то, что при разработке данного документа использовалась работа английского писателя «Новый мировой порядок». Австралийский юрист Джеффри Робертсон в своей книге «Преступления против человечества: борьба за глобальное правосудие» (Geoffrey Robertson. CrimesAgainstHumanity: TheStruggleforGlobalJustice. AlanLane, 1999) утверждает, что движение за права человека в ХХ веке началось именно с Герберта Уэллса и его книги «Новый мировой порядок».
ИСТОЧНИК https://reosh.ru/valentin-katasonov-neizvestnyj-gerbert-uells-znamenityj-pisatel-o-socializme-mirovom-pravitelstve-i-pravax-cheloveka.html

Комментарии 0

Оставить комментарий

рекомендуем

Все статьи
monitor
1 день назад

Олимпиада в гробу.

владимир мироненко
1 день назад

Железная маска.

ярослав мар
1 день назад

Ад ковид-озабоченных.

пьер гарри
1 день назад

Афера Mars One.