помоги каналу
По вопросам и предложениям: info@stalingrad.tv

Накануне первой в XXI в. русско-турецкой войны - аналитический обзор позиций.

238 просмотров
война
203 дня назад
Накануне первой в XXI в. русско-турецкой войны - аналитический обзор позиций.

Тэги: #война #турция #россия #кризис #идлиб

Российская точка зрения на ситуацию в Идлибе.
Наиболее полно российская точка зрения на ситуацию вокруг последней зоны деэскалации в Идлибе была изложена 13 февраля Чрезвычайным и Полномочным Послом Российской Федерации в Турецкой Республике А. Ерховым в интервью, опубликованном на турецком языке информационным агентством «Спутник — Турция».

Заметим, что с 2015 г. это первое столь полное и развернутое изложение ситуации вокруг Сирии российской стороной, при том, не сглаживающее углов в отношении действий Турции в Идлибе. Резюмируем основные тезисы интервью.

1. Нарушителем условий Сочинского соглашения по Идлибу от 17 сентября 2018 г. является Турецкая Республика, не обеспечившая не только до конца 2018 г. (как предусматривалось), но и вплоть до настоящего времени размежевания умеренной оппозиции от радикалов, вывода тяжелых вооружений и разблокировки стратегических трасс М4 и М5.

2. Террористическая активность, сопровождающаяся нападениями на сирийскую армию и авиабазу Хмеймим, с сентября 2018 г. вплоть по настоящее время лишь растет. Особенно ярко отрицательная динамика проявилась в начале 2020 г.

3. Ряд турецких наблюдательных пунктов к настоящему времени оказались за линией фронта, став опорными пунктами турецкой армии.

4. Анкара, упорно отказываясь от официального признания Дамаска, строит с ним опосредованные контакты по законам «военной экономики».

5. Сирийская армия воюет на своей земле и отступать не собирается.

Это выступление вызвало гневную реакцию в турецком информационном пространстве с нападками на российского дипломата. Происходило это на фоне угроз в адрес российского Посольства в Анкаре и лично А. Ерхова, о которых послом было заявлено в первый раз 14 февраля. В дальнейшем сообщалось и о новых угрозах в адрес российских дипломатов. На полях Мюнхенской конференции по безопасности министр иностранных дел Турции М. Чавушоглу заявил о том, что турецкая сторона усилила меры безопасности по охране Посольства России и посла лично.

Турецкая точка зрения на ситуацию в Идлибе и турецкий ультиматум.
Турецкая точка зрения на ситуацию в Идлибе находила свое отражение в выступлениях президента Р. Эрдогана, а также членов турецкого кабинета министров, включая министра иностранных дел М. Чавушоглу и министра национальной обороны Х. Акара. Она сводится к тому, что сирийская армия должна до конца февраля 2020 г. оставить районы провинции Идлиб, освобожденные от террористов, и оттянуться на исходные границы зоны деэскалации, определенные соглашениями, достигнутыми в рамках Астанинского и Сочинского форматов. В противном случае президент Р. Эрдоган пообещал применить силу. В дальнейшем это обещание повторялось неоднократно.

Турция настаивает на том, что сирийская армия должна вернуться на исходные позиции, определенные Сочинским соглашением от 17 сентября 2018 г. Несмотря на то, что Турция не выполняет свои обязательств по Соглашению, она выражает свою приверженность сочинским договоренностям с Россией и настаивает на том, что следует действовать в его рамках.

10 февраля сообщалось о гибели 13 турецких военнослужащих в провинции Идлиб. Позднее, наряду со сведениями о переброске Турцией своих войск и вооружений в провинцию, поступила новая, достаточно противоречивая информация о потерях турецкой армии.

Турецкая игра на обострение в Идлибе
Не получив в результате многонедельных переговоров желаемого результата, о чем 18 февраля сразу после окончания переговоров в Москве заявил пресс-секретарь президента Турции Ибрагим Калын, Турция приступила к обострению ситуации. Кроме того, Анкара решила заручиться поддержкой со стороны США, ЕС и НАТО. Тем не менее на данный момент Турции не удалось добиться поддержки ни со стороны НАТО, ни со стороны США. Политики ЕС пока ограничиваются выражением общей обеспокоенности гуманитарной ситуацией в регионе и последствиями продолжающейся операции в Идлибе со стороны Дамаска.

Глубокая обеспокоенность ситуацией в Идлибе была выражена ООН 19 февраля. «В последний раз я докладывал о разворачивающейся в Сирии гуманитарной катастрофе 6 февраля. С тех пор эта и без того чудовищная ситуация ухудшилась в разы», — обратился к членам Совета Безопасности Марк Локок, заместитель Генерального секретаря по гуманитарным вопросам.

Россия призывает турецкую сторону прекратить поддержку террористов и передачу им вооружений», — говорится в заявлении российского центра примирения враждующих сторон (ЦПВС) в Сирии.

В ЦПВС сообщили, что протурецкие боевики при поддержке артиллерии ВС Турции прорвали оборону сирийской армии в районе Кминаса и Найраба. «Мы обращаем внимание, что это не первый случай поддержки боевиков со стороны вооруженных сил Турции. Призываем турецкую сторону во избежание инцидентов прекратить поддержку действий террористов и передачу им вооружения», — говорится в заявлении ЦПВС».

Также в заявлении Центра по примирению враждующих сторон в Сирии говорится о том, что самолеты Су-24 ВКС России нанесли удар по террористам в зоне деэскалации в Идлибе, которым удалось прорваться вглубь сирийской территории.

Турецкое Министерство национальной обороны в тот же вечер распространило информацию о гибели 2 военнослужащих и 5 раненых в Идлибе. Также турецкие СМИ сообщили о просьбе Анкары, обращенной к Вашингтону, разместить 2 батареи Patriot на границе с Сирией.

Таким образом, Турция четко обозначила свою позицию по Идлибу, которая заключается в игре на обострение, не дожидаясь окончания срока ультиматума (29 февраля), неоднократно обозначенного президентом Р. Эрдоганом.

Обострение ситуации в регионе должно привлечь внимание ООН и ведущих мировых держав к проблеме Идлиба, включая США и членов ЕС. Эти акторы могут выступить в качестве посредников и фактора давления на Дамаск, Москву и Тегеран.

У Турции созрела стойкая убежденность в том, что Россия покинула стол переговоров по «окончательному решению» вопроса Идлиба. Анкара пытается добиться возвращения России за переговорный стол путем привлечения внимания к проблеме со стороны мирового сообщества.

Впрочем, как показал «самолетный кризис» 2015 г., в гипотетическое российско-турецкое противостояние непосредственного вмешательства ни со стороны США, ни со стороны НАТО не будет. Что, разумеется, не исключает заинтересованности коллективного Запада в том, чтобы положить конец оформлению оси «Север-Юг» между Россией и Турцией. Идлиб для этого является очень серьезным рычагом, который, впрочем, можно использовать опосредованно.

О проектах стратегического сотрудничества между Россией и Турцией и их влиянии на ситуацию в Сирии
Реализация в последние годы Россией и Турцией ряда совместных стратегических проектов заставила говорить о формировании между двумя странами устойчивого партнёрства, усиленного взаимными торгово-экономическими интересами. В числе главных проектов стратегического сотрудничества: газопровод «Турецкий поток», первая турецкая атомная электростанция «Аккую», а также поставки систем ПВО С-400.

Среди турецких интересов в России следует прежде всего отметить массовый российский туризм в Турцию (по данным 2019 г. турпоток по сравнению с 2018 г. вырос на 18% и достиг приблизительно 7 млн человек), а также работу турецкого строительно-подрядного сектора в России, на который приходится от четверти до трети российского рынка.

В. Путин и Р. Эрдоган неоднократно заявляли о необходимости увеличения товарооборота между двумя странами уже в обозримой перспективе до 100 млрд долл.

Отношения России и Турции имеют серьезный экономический фундамент. Однако, как мы видим, турецкая сторона идет на обострение, что заставляет просчитывать ситуацию по наихудшему сценарию — повторения в той или иной конфигурации кризиса 2015 г.

Наихудший сценарий для российско-турецких отношений
Наихудший сценарий для российско-турецких отношений — гибель российских или турецких военнослужащих в результате удара противоположной стороны. И такое развитие событий весьма вероятно. Сегодня требуется практически хирургическая точность и выверенность шагов в условиях военной обстановки.

Возникновение кризиса в двусторонних отношениях не способно нанести серьезного урона российским интересам в Турции. Единственным проектом, реализуемым Российской Федерацией совместно с Турецкой Республикой, который имеет для нашей страны принципиальное значение, является газопровод «Турецкий поток». Заметим, что именно необходимость шунтирования украинского транзита российского газа в Турцию и Европу послужила причиной того, что российско-турецкий «самолетный кризис» 2015 г. оказался столь быстро урегулированным.

Однако 8 января в Стамбуле состоялся торжественный пуск «Турецкого потока». Таким образом, свою главную задачу в Турции Российская Федерация решила.

Представляется, что ни АЭС «Аккую», которая находится лишь на достаточно ранней стадии своей реализации, ни поставки систем ПВО С-400, которые ближе к своему завершению, не являются для России теми проектами, которые способны оказывать определяющее влияние на её действия в Сирии.

Подавляющая доля российского экспорта в Турцию — это энергоносители и сырье, которые Турции будет крайне сложно или невозможно в обозримой перспективе заместить. Следовательно, на российские экономические интересы вероятный кризис с Турцией существенного влияния оказать не может.

Россия не перекроет газовый вентиль Турции в условиях кризиса, а Турция не закроет Черноморские проливы России, исходя из конвенции Монтре.

Чем грозит кризис в отношениях России и Турции
Новый серьезный кризис в отношениях двух стран грозит Турции рядом крайне негативных последствий. Как показывает опыт 2015 г., под немедленным ударом окажется туристическая индустрия страны, в значительной мере зависящая от России. Более того, строительно-подрядный сектор в России в очередной раз будет замещен конкурентами по рынку, хотя и не будет полностью вытеснен.

Стоит отметить, что затягивание острой фазы идлибского противостояния угрожает турецкой экономике, демонстрирующей крайнюю степень зависимости от внешней конъюнктуры и притока иностранного капитала и инвестиций.

Кроме того, дальнейшие человеческие потери Турции на сирийском фронте неминуемо приведут к потере правящей Партией справедливости и развития очков на внутриполитической арене.

Нынешние действия турецкого руководства в Идлибе следует характеризовать как довольно рискованную игру, способную самым негативным образом повлиять на экономику и внутреннюю политику страны. Важно в кратчайший срок вернуть вопрос в переговорное русло.

С другой стороны, Россия в Идлибе рискует намного меньше, что позволяет ей, как показывают события, разворачивающиеся в последней зоне деэскалации в Идлибе, действовать с прежней решительностью.

На фоне накачивания напряженности следует прогнозировать попытки турецкой стороны в кратчайшие сроки организовать личную встречу между президентом Р. Эрдоганом с президентом В. Путиным для урегулирования в привычном для сторон формате «ручного управления». С каждым днем боевых действий в Сирии с участием российских и турецких военных возрастает угроза непреднамеренного столкновения между сторонами, что, хотя и не затронет экономических интересов России в Турции, приведет к затяжному дипломатическому кризису.

21 февраля президент Р. Эрдоган, выходя с традиционного пятничного намаза, заявил о том, что 5 марта в Стамбуле должна состояться встреча так называемого «Стамбульского квартета» — Россия, Турция, Франция и Германия — по сирийскому урегулированию, главной темой которого станет ситуация в Идлибе. Однако вплоть до настоящего момента российская сторона устами пресс-секретаря президента России Д. Пескова, эту информацию не подтверждала.

Очевидно, что Россия на сегодняшний момент не заинтересована во встрече «Стамбульского квартета» по причине своих активных и достаточно успешных наступательных действий, предпринимаемых в Идлибе. А «Стамбульский квартет» — это площадка, на которой ведущие европейские державы в лице Германии и Франции, не имеющие в Сирии никакого влияния, будут ставить перед Россией вопросы гуманитарной обстановки в Идлибе. Это будет лишь тормозить процесс с учетом обострения ситуации и принятого российским руководством решения по «окончательному решению вопроса» вместе с Дамаском (разумеется, в силовом исполнении).

Таким образом, Россия пойдет на переговоры «Стамбульского квартета» тогда, когда будет достигнут существенный успех на полях сражений за Идлиб, который надо будет зафиксировать с Турцией и «освятить» присутствием европейских лидеров за столом переговоров. По этой причине дата 5 марта, озвученная президентом Турции Р. Эрдоганом (уже сейчас скорректирована на 6 марта), как зависящая от сложной ситуации на сирийском фронте, пока остается под большим вопросом, ставя Турцию в положение страны в подвешенном состоянии, когда предпринимаемые ею шаги оказываются рискованными, в первую очередь, для неё самой в контексте возможной реакции со стороны России и влияния на российско-турецкие отношения.
ИСТОЧНИК https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/idlibskiy-krizis-v-rossiysko-turetskikh-otnosheniyakh/

Комментарии 0

Оставить комментарий

рекомендуем

Все статьи
карта наркотрафика
сегодня

Героин made in USA.

партия измены
сегодня

Тупиковый Буран.

трансгуманизм
сегодня

Чипы Илона Маска.

вызовы XXI века
1 день назад

Трансгуманизм - hard и soft.