помоги каналу
По вопросам и предложениям: info@stalingrad.tv

Можете умирать.

5859 просмотров
виктор корчагин
7 дней назад
Можете умирать.

Тэги: #виктор #корчагин #алтай

Думаю, все уже ознакомились с резонансным “Письмом 11 врачей”, в котором провластные холуи, лишь по какому-то недоразумение параллельно носящие звание докторов, пригласили наиболее известных в обществе противников принудительной вакцинации посетить ковидарии и морги. Якобы данный визит должен настолько шокировать упертых “антиваксеров”, что они немедленно бросятся в ноги Гинцбургу и начнут каяться в своем упрямстве и непроходимой глупости.

К счастью, ни Мария Шукшина, ни Константин Кинчев и, насколько мне известно, никто из адресатов “Письма” не повелись на манипуляции проституток в белых халатах и опубликовали взвешенные, достойные ответы. Одним из совершенно правильных контраргументов был такой: почему бы не зайти в палаты или морг иных больничных отделений? Неужели в палатах онкоцентров или, скажем, неврологических отделений люди страдают меньше, чем в пресловутых “красных зонах” с ковидом? А если в моргах ковидариев лежит так много трупов, то, быть может, причина смерти несчастных людей не в коварстве вируса, а в рукожопости и подлости отдельных недоврачей?

Пример с онкологическими больными я привел не для красного словца: в Алтайском крае сегодня сложилась ситуация, прямо иллюстрирующая двуличие власти и истинную цену “борьбы” с коронавирусом. С 1 января 2021 шагающая по всей стране “оптимизация” добралась до Алтайского краевого онкологического диспансера, в котором проходят лечение пациенты не только непосредственно с Алтайского края, но и из соседней Республики Алтай. По какой-то черной иронии в разгар “пандемии” вируса, бьющего в первую очередь по легким своих жертв, сокращению (а, если называть вещи своиими именами, уничтожению) подверглись два существовавших ранее торакальных отделения, чьей специализацией как раз и является борьба с раком легких. И все это не где-нибудь, а в Алтайском крае, где, по данным статистики, показатели заболеваемости и смертности именно от рака легких бьет все антирекорды, превышая средние цифры по стране: Если в 2020 году общая заболеваемость в регионе была 53,7 на 100 тысяч населения (мужчины — 96,8, женщины — 16,8), то за девять месяцев 2021 года она выросла до 59,8 на 100 тысяч населения (мужчины — 107 на 100 тысяч населения). Получается, что один на тысячу мужчин во всех возрастных группах — это больной раком лёгкого.

И в этих условиях, под несмолкаемые стенания властей и пропагандистов о “страшной пандемии” главврач онкодиспансера Игорь Вихляев (явно не только по собственной инициативе, но придерживаясь общего курса российского “здравоохранения) принимает решение сделать из двух торакальных отделений одно.

Вот что пишет об этой ситуации агентство ИА “Регнум”: “Напомним, в Алтайском краевом онкодиспансере существует два отделения торакальной хирургии. В первом под руководством Александра Агеева занимаются легочной онкологией. Во втором, где заведует  Иван Дегтярёв , помогают ещё и больным с раком желудка и раком пищевода. Но уже с нового года отделение будет одно, а четыре опытных торакальных хирурга (трое из которых являются кандидатами медицинских наук) с высшей квалификационной категорией, которых знает весь край, оказались не нужны”.

Хирурги оказались не нужны - это еще мягко сказано. Ничем иным, кроме откровенного глумления, невозможно объяснить предложенные им альтернативы: среди списка вакансий оставшимся не у дел хирургам были должности заведующего отделением телемедицины (модный термин, означающий врача “широкого профиля”, ведущего дистанционный прием пациентов онлайн) и даже уборщиков!

Чтобы было понятно, кого именно отправляют махать шваброй или сидеть перед камерой, процитирую выдержки из статьи Светланы Шаповаловой с того же сайта ИА “Регнум”: “Кандидат медицинских наук, заслуженный врач РФ с высшей квалификационной категорией и по торакальной хирургии, и по онкологии  Александр Агеев работает в краевом онкодиспасере уже 35 лет. За годы работы доктор и его коллеги освоили передовые методики лечения, которые помогают даже безнадёжным больным”.

Не будет преувеличением сказать, что люди со всей округи едут не просто в онкологический диспансер - они едут, надеясь попасть на прием именно к Агееву и его коллегам просто потому, что его консултация зачастую является их последним шансом выжить. И такие специалисты сегодня оказываются не у дел, как раз тогда, когда вся пропаганда день и ночь усиленно орет о заботе и о ценности жизни каждого гражданина. Садясь за написание статьи, собирался обойтись без излишних эмоций, но, осознавая масштаб лжи и цинизма ублюдков, руководящих сегодня геноцидом в нашей стране, цензурных слов просто не остается.

Приведу несколько выдержек из интервью с пациентами Александра Агеева, которых буквально лишают шанса на выживание “оптимизаторы”. Читая все это, постоянно держите в голове слова Путина, Голиковой, Гинцбурга, Мясникова, Проценко и прочих “свидетелей ковида” о неустанной заботе властей о нашем с вами здоровье.
Татьяна, чей брат наблюдается в Алтайском краевом онкодиспансере: “«Я живу в Бурлиском районе, мы написали коллективное обращение с просьбой не закрывать торакальное отделение в адрес губернатора  Виктора Томенко , но его спустили, как жалобу. Опасаемся, что если глава не вмешается, мы вообще не сможем попасть на лечение в онкологический диспансер. Лично мне и брату будет очень плохо. Он потерял голос. И если бы мы не попали к Агееву, то я сомневаюсь, что он был бы ещё жив. Мы много куда ездили на консультации и только он поставил нам правильный диагноз и взялся за лечение. Если сейчас Агеев работать не будет — большой вопрос, куда мне с братом податься?».
О реакции алтайского губернатора Виктора Томенко на ситуацию с онкологическим диспансером я еще расскажу, а пока прочитайте небольшую иллюстрацию на тему нехватки коек в больницах, которые якобы завалены жертвами ковида.

Иван, еще один пациент онкодиспансера: “«Проблемы с лечением будут, где лечиться-то больше? В отделении много хороших специалистов, но меня оперировал Агеев. И до сих пор я к нему только езжу. Новость о том, что собираются закрывать и сокращать отделение, совсем не порадовала. Когда я там бываю, то вижу, что в отделении нет свободных мест, туда очень сложно попасть. Люди дерутся за койки.Отделение полностью забито — когда я там был — даже в коридоре люди лежали. Медсёстры по палатам боком ходят. Ведь помимо края в диспансере лечатся очень много пациентов из республики Алтай. Ни разу не видел свободных мест. Теперь простым работягам из села будет совсем не попасть. Вот где разгул для коррупции начнётся! Будут попадать на лечение те, кто заплатит.А заболеваемость — я по своей деревне вижу — растет. И раньше онкологии на Алтае много было, а теперь — еще больше. А болезнь такая, что ждать не будет. Будем помирать! А кто-то может и восстанет. Не знаю, чем всё закончится».
Ну как, может быть, пригласим Проценко и его соавторов на экскурсию по палатам Алтайского онкодиспансера? Впечатления от переполненных коек и страданий людей, оставшихся без помощи, уверен, будут незабываемыми. А если курс, взятый руководством края, будет продолжен, то скоро можно будет и морги посетить - Проценко и его друзьям-упырям должно понравиться.

А вот как комментирует ситуацию с “оптимизацией” торакальных отделений специалист, непосредственно сам Александр Агеев: “Мои хирурги сломались. Двое написали заявления на перевод в химиотерапевты, один подался в радиологи. Они подавлены, но деваться-то некуда. Сейчас во втором торакальном отделении из пяти врачей остались трое. Один — в отпуске, один — на специализации. С операциями не справляются. В день могут делать 1−2 операции. У нас в первом торакальном отделении работают два хирурга. Один переведён во второе отделение, один — в химиотерапевты. А я на больничном. Оставшиеся делают по одной операции в день. Они дорабатывают по предписанию до 30 декабря и всё. В шоке находятся все: и пациенты, и врачебный коллектив. К тому же при оптимизации в диспансере совершенно не продумали, кто будет вести амбулаторный прием больных легочного профиля. Этой очень важной работой должен заниматься не ординатор, а опытный врач. Я предлагал чередование хирургов из поликлиники, но меня не стали слушать. Информация о том, что главный врач диспансера  Игорь Вихлянов   предложил мне возглавить отделение телемедицины с сохранением уровня заработной платы и возможности делать операции в торакальном отделении на условиях совмещения —   возмутительная ложь”.

Кстати, совершенно не удивлюсь, если пропагандисты ухватятся за слова Агеева о сохранении заработной платы и попытаются выставить его как меркантильного циника, променявшего призвание врача на 30 сребренников. Да, именно так и происходит в современной, окончательно слетевшей с катушек, России: в меркантильности обвиняют людей, отстаивающих свою правду, а не чиновников и рвачей от медицины, готовых лгать и выворачиваться наизнанку ради “ковидных выплат”.

И все же, как отреагировала региональная власть на кризис в онкологическом диспансере? Тут все, что называется, по классике: губернатор Виктор Томенко, столкнувшись с волной возмущения, пообещал взять вопрос на личный контроль и приостановить процесс “оптимизации”. Однако буквально вечером того же дня врачи онкодиспасера узнали, что никакой приостановки не будет, и все пойдет своим чередом до тех пор, пока чиновники не добьются своего. В СМИ был сделан вброс, что “в ситуации разберутся”, чиновники сделали сосредоточенные лица и пообещали “не допустить”, но по факту процесс разрушения продолжается, и ведется он руками тех самых людей, что параллельно гонят всех на получение дозы “живительной вакцины”.

Александр Агеев: “После выхода резонансной статьи со мной повторно никто не беседовал, предложений о сохранении зарплаты на прежнем уровне и возможности оперировать в отделении на основании совмещения, как было сказано правительством региона в СМИ, мне никто не предлагал. В остающемся торакальном отделении планируется кроме больных раком лёгкого оперировать также больных раком желудка и пищевода.  С таким объёмом работы отделение не справится . Моё предложение создать два специализированных отделения (торакальное — для больных раком лёгкого и абдоминальное — для лечения больных раком желудка, пищевода) осталось без внимания.  Трое хирургов уже потеряли не только должности, но и свою специальность . Что касается меня, то складывается впечатление, что руководству просто некуда меня засунуть. Если бы сказали прямо: «Нам тебя девать некуда: дорабатывай и уходи», — это было бы честнее”.

Допустим, что перешедшая всякие разумные границы оптимизация на фоне “пандемии” - это не спланированный заранее геноцид. Предположим на секунду, что люди, обреченные на муки и смерть из-за желания чиновников сэкономить или украсть - это побочные жертвы прогресса, без этого никак не обойтись. И даже сделаем вид, что согласны с тем, что все врачи должны быть брошены на “ковидный фронт”, забыв обо всех других болезней. Но давайте ответим себе на вопрос: разве банальные глупость и жадность, приводящие в итоге к массовым страданиям и гибели людей - это не преступление? Нужен ли нам “прогресс”, навязанный психически больными представителями глобальных “элит” и стоящий нам гигантских жертв? И наконец, что же это за “забота” о здоровье людей, когда одну группу (ковидных больных) усиленно опекают, а на всех остальных махнули рукой и практически открытым текстом говорят им: “Можете умирать”?  Глупость или предательство - тут уже не имеет значения, для всего этого есть отличный термин, который и следует применять в сегодняшней ситуации - преступления против человечности. Руководствуясь этой статьей, нам и следует выносить в будущем приговор творцам нынешнего кошмара.  
ИСТОЧНИК https://stalingrad.tv/

Комментарии 0

Оставить комментарий

рекомендуем

Все статьи
валентин катасонов
сегодня

Полигон.

soiz
1 день назад

Ковид-безумие.

максим исаев
1 день назад

Омикрон и Биг фарма.