помоги каналу
По вопросам и предложениям: info@stalingrad.tv

Фурсов о 2020-м.

6112 просмотров
четвертая мировая
54 дня назад
Фурсов о 2020-м.

Тэги: #андрей #фурсов #2020

2020 год обернулся для мира множеством неприятностей. Эпидемия коронавируса нового типа охватила все континенты, вызвав крупнейший экономический кризис со времен Великой Депрессии. А главная мировая держава – США – погрязла в беспорядках. Свое мнение о том, как меняется международная система отношений под влиянием текущих событий и какое место в новом мире может занять Россия, в интервью Институту Русских Стратегий рассказал директор Института Системно-Стратегического Анализа, академик Международной Академии Наук (Инсбрук, Австрия) Андрей Фурсов.

Вопрос:
Андрей Ильич! Говоря о международной обстановке, разумно начать с самой животрепещущей темы – эпидемии коронавируса. Наблюдатели интерпретируют происходящее по-разному. На Ваш взгляд, оправдана ли реакция государств эпидемиологической обстановкой? Какую роль здесь играет политический фактор? Или это, вовсе, намеренные манипуляции, попытки глубинного государства испытать определенные виды воздействия?
Ответ:
Как учил товарищ Сталин: если некая случайность имеет серьезные политические последствия, то к ней нужно очень серьезно присмотреться. То, что есть некая эпидемия со смертями, очевидно. То, что все это не тянет на пандемию, даже по чисто количественным параметрам, еще более очевидно. Большая часть мер борьбы с, якобы, пандемией носит явно избыточный характер. Всемирная Организация Здравоохранения, объявившая пандемию, –
организация со скверной репутацией коррупционеров и жуликов. Несколько лет назад она уже пыталась запугивать и шантажировать мир, обещая миллионы смертей от свиного гриппа. Тогда сварганить пандемию не получилось. Было расследование. Нескольких руководителей ВОЗ с позором изгнали. Но дело было сделано.  Связанные с ВОЗ корпорации заработали аж 18 миллиардов долларов. В 2020 году, как и в 2013, появились истеричные прогнозы о миллионах смертей. Но на этот раз к ВОЗ, как по команде, присоединились практически все государства, подписавшись под новое платье короля и поступившись суверенитетом или тем, что от него осталось. Более того, Джонсон и Меркель начали сами сеять панику, кликушествуя о неизбежных миллионах жертв. Государственный деятель не имеет права вести себя таким образом. Он должен вселять уверенность в сограждан. Кстати, Россия «записалась в пандемию», когда в стране было всего два десятка заболевших. В этом году все в мире провернули более организованно, чем со
свиным гриппом, поскольку заранее провели солидную подготовку. В октябре 2019 года были официально проведены учения по борьбе с глобальной пандемией коронавируса. То есть создается впечатление, что мы имеем дело с глобальной аферой, которая развертывается в форму индуцированной психической эпидемии и преследует как экономические, то есть прибыль, медицинское оборудование, маски, перчатки, вакцина, так и в еще большей степени социально-политические цели, на которых следует остановиться более подробно. Кризис 2008 года подвел черту под точными годами мировой
экономики. Они были связаны с разграблением бывшего соцлагеря и позволили на полтора десятка лет отодвинуть терминальную фазу системного кризиса капитализма, который в начале 1980-х прогнозировали в США группы под руководством Гелмана, Коллинза и Бонера, а в Советском Союзе – Кузнецов и Крылов. Кризис 2008 года залили деньгами, которые к тому моменту уже прекратили выполнять пять основных функций денег, то есть перестали быть деньгами. Кризис же никуда не делся, «котел просто накрыли крышкой», которую со временем стало подбрасывать все сильнее. И в 2018-2019 годах ситуация становилась все более критической. Обычно в истории капсистемы такие ситуации разрешались путем мировых войн. Однако в нынешнем мире, индустриальном и напичканном оружием массового поражения различного рода, это крайне опасно. Единственная зона, где можно попытаться резвиться таким образом, – это Африка. Но это не решает проблем капсистемы. И тут, словно Джокер из рукава шулера, подвернулся, или подвернули, коронавирус. В ряде отношений он сыграл роль эрзацвойны. Во всем мире был принят ряд мер настолько беспрецедентных, и по масштабу, и по степени избыточного несоответствия медицинской реальности, что их вполне можно сравнить с мерами военного времени. Это закрытие государственных границ, прекращение международного, а в ряде случаев межрегионального транспортного сообщения. Это введение под видом так называемой самоизоляции домашних арестов, временного заключения. То есть, по сути, приостановление конституционных прав граждан с особенным поражением в правах пожилых под видом заботы об их здоровье. При это озаботились вдруг те, кто до этого «оптимизировал», то есть рушил систему здравоохранения, что било, прежде всего, по пожилым. Это и остановка работы целях секторов экономики с очевидной вероятностью их разрушения. Это установление жестких мер социального и пространственного контроля над населением: QR-коды, видеонаблюдение и другие прелести того, что называют «surveillance capitalism» (капитализм наблюдения, контроля). Почти по Фуко – надзирать и карать. Это формирование контуров новой стратификации в соответствии со свободой перемещения и независимостью от пространственного и видеоконтроля. Это приучение населения к жесткому контролю со стороны властей, к покорности. Ношение масок и перчаток, несмотря на их бессмысленность. О том, кто и какие деньги делает на масках и перчатках, я уже не говорю. То же относится к будущей вакцине. По сути, социальная дрессура. Это реализация под соусом пандемии ряда кардинально важных для глобалистов-цифровиков проектов, которые наталкивались на сопротивление. Прежде всего, это дистанционное образование, которое убивает образование как таковое. Мечта Грефа, да и только. Этот список можно продолжать, но суть ясна. Впрочем, создается впечатление, что у глобальных планировщиков уже в самом начале мая что-то пошло не так. Процессы задели интересы определенной части правящих слоев в различных странах, и «чрезвычайщики» столкнулись с сопротивлением нормализаторов,
если можно так выразиться, – химиков, которым пришлась сильно не по душе чрезвычайная алхимия. Уже тогда в одном из интервью я сказал, что следует ожидать второго хода алхимиков от чрезвычайки, а именно создания на волне психической эпидемии некоего движения, которое должно расширить и углубить эффект коронапсихоза. Я полагал, что это будет некое экологическое, или с экологической подкладкой, движение в духе тунбергобесия. С движением я оказался прав, а с «бесием» ошибся. Движение
возникло, но не на экологической, а не расово-социальной основе флойдобесия. Black lives matter или «жизнь черных важна». Хаосом оказалась охвачена целая страна – США – с прицелом распространения движения на Европу, по крайней мере, Западную. Результат – хаос в США.
Вопрос:
Как сочетается картина нарастающего контроля с этим хаосом, который творится сейчас в США? Многие рассматривают беспорядки в контексте лобового столкновения демократов с республиканцами, но, вместе с тем, и тех, и других часто рассматривают как две фракции одного и того же клуба глобального управления. Допускаете ли Вы, что американские события инспирируются из третьего центра, например, из Лондона или откуда-то еще?
Ответ:
Мир намного сложнее, чтобы управляться из одного центра, будь то Лондон, Нью-Йорк или, условно, Шанхай. Кроме того, нужно забыть о демократах и республиканцах как партийных структурах. Партийная форма политической организации свое отжила, как и сама политика. Во всем мире партии уже давно превратились в административношоу-бизнесные структуры правящего слоя. Там же, где политики, в строгом смысле слова, не существовало, как, например, в России и Китае, партии, будь то КПСС, Коммунистическая партия Китая или то, что пришло на смену КПСС в Российской Федерации, партиями не являются. Это нечто другое. Причем в России даже это «нечто другое» с затуханием постсоветской эпохи агонизируют. Это особенно наглядно проявляется в попытках создать вместо старых постсоветских партий новые. Им исходно уготована судьба привластных инвалидов детства, сделочная позиция которых по отношению к власти будет намного слабее, чем таковая КПРФ или даже ЛДПР, чаще всего выполняющих для власти функцию «нанайских мальчиков». В США под маской республиканцев и демократов идет борьба совсем других сил, разворачивается совершенно другой, намного более серьезный конфликт. Речь идет о схватке внутри верхушки мирового капиталистического класса, о схватке за посткапиталистическое будущее, за то, кто кого отсечет от этого будущего и в нем. Несколько упрощая ситуацию, этот конфликт можно определить, как борьбу ультраглобалистов с их установкой на безгосударственный финансово-корпоративный электронно-цифровой мир. Так называемый концлагерь и глобалистов с их курсом на сохранение государства. Отсюда борьба за суверенитет. Модернизированная промышленность, а, следовательно, обеспечение определенных позиций, частично сокращающихся рабочих и средних слоев. При этом государство подчиняется и МВФ, и Всемирному Банку. Но, главное, продолжает существовать. В мире ультраглобалистов государства нет. Это мир мощных корпораций типа Ост-Индской компании или территории анклавов, Нео-Венеций. Мир, населенный людьми, а, по сути, биороботами без национальных, расовых, религиозных и даже половых различий. И Обама, и Клинтон – ультраглобалисты. Сегодня лицо ультраглобализма – это Хилари Клинтон, которую в «Живом Журнале» удачно окрестили Бастиндой (злая колдунья из фиолетовой страны Мигунов в «Волшебнике Изумрудного города»). За четыре года президентства Трамп успел поломать многое из того,
что строили ультраглобалисты: Трансатлантическое партнерство, Транстихоокеанское партнерство, финансирование Америкой Всемирной Организации Здравоохранения и так далее. Не надо иллюзий. Трамп выполняет, причем непоследовательно и нечетко, волю определенного сегмента мирового и, прежде всего, американского капиталистического класса. Объективно, союзником этого сегмента является часть западноевропейских элит с правыми установками. По ним сейчас работает Стив Беннон. До недавнего времени антигосударственные устремления ультраглобалистов имели жесткое ограничение. Прежде чем демонтировать те же США, сначала нужно было демонтировать Российскую Федерацию и КНР. США, ведь, это не просто государство (последним Президентом США, как государства, был Ричард Никсон), а отчасти государство, отчасти кластер транснациональных корпораций, железный кулак всех глобалистов – и умеренных и ультра. Однако с так называемой цифровизацией стало возможным обнулить или, как минимум, существенно ослабить одновременно всю большую тройку государств, до сих пор, так или иначе, пусть непоследовательно, в режиме «шаг вперед, два шага назад», противостоящих ультраглобализму.
Вопрос:
Каким образом?
Ответ:
Сейчас много говорят об электронном правительстве, о цифровом государстве, контролирующем, прежде всего, социальные сети. Даже термин такой появился – «нетократия» (от слова «net», сеть). «Цифровое государство» (в кавычках, потому что в строгом смысле слова оно государством не является, это иная форма власти) существует отчасти рядом с обычным, функционально
иерархическим, отчасти, причем от большей части, встроено в него. Формально – с целью усиления эффективности и оптимизации процессов, а по существу – для его уничтожения, поскольку сети, по сути своей, носят надгосударственный характер. Цифровая государственность – это глобальная власть. Как заметил Бауман, капитал, и, добавлю я, все остальное, превратившееся в электронный сигнал, не зависит от государства, из которого он послан, от государств, чьи границы он пересекает, и от государства, в которое он приходит. Глобальная цифровая власть надстраивается над государством эпохи модерна также, как это последнее (именно для него Макиавелли придумал термин «le stato») надстраивалось в 16-17 веках над традиционным локальными и региональными структурами власти, обнуляя их в организационно-властном отношении. В условиях триумфа цифры, если он состоится, старое государство модерна, в принципе, можно и не разрушать до конца. Оно останется скорлупой, на которую можно списывать огрехи, или даже чем-то вроде «дрессированного медведя в цирке». Глобальная цифровая власть – это почти идеальная форма для так называемого глубинного государства. Здесь только нужно уточнить. Во-первых, не глубинного государства, а глубинной власти, так как государство – штука формализованная, а так называемое глубинное государство – нет. Вовторых, нужно говорить о глубинных государствах, они есть во всех крупнейших странах мира, то есть о структурах (именно так, во множественном числе) глубинной власти. Процесс оформления структур глубинной власти – это 1960-1980 годы. Связан он с появлением офшоров, финансализацией капитализма, развитием транснациональных корпораций, на которые в значительной степени переориентировались часть спецслужб и часть госаппарата. При этом формально и те, и другие оставались на госслужбе. Автономным источником структур глубинной власти стал контроль над наркотрафиком и нелегальной частью торговли оружием, золотом и драгоценными металлами, сырьем. Иными словами, криминальная глобальная экономика. Глобализация стартовала как криминализация мировой экономики, а ее операторы стали, по выражению Маркеева, глобалистами до глобализации. По всей видимости, структуры глубинной власти сформировались и в Советском Союзе. Это триада, состоящая из сегментов КГБ, тогдашнего ГРУ, партхозноменклатуры и курируемая ими теневая экономика, прежде всего, в Грузии, Армении, Прибалтике, на юге России и на Украине. Собственно говоря, перестройка, как легализация теневых капиталов и превращение власти в собственность. Это, главным образом, ее рук дело. Процесс, проведенный ею в кооперации как со структурами глубинной власти
крупнейших государств и закрытыми наднациональными структурами капсистемы, причем не такими, как пресловутый Бильдербергский клуб, а с намного более серьезными – это и «Circle» (круг), и «Сиекль» (фьек) и так далее, так и с самими этими государствами. В какой степени советская структура глубинной власти сохранилась в качестве самостоятельного игрока, а в какой интегрировалась в политико-экономические структуры современного мира – вопрос, конечно, открытый и не самый интересный. Решающую роль в борьбе за мировое послекапиталистическое будущее играют совсем другие силы. И это уж точно не республиканцы и не демократы. Они, в лучшем случае, тени реальных игроков.
Вопрос:
Стоит ли ждать в Евросоюзе конфликта, аналогичного американскому? Многие прогнозируют продолжение центробежных тенденций. Стоит ли ждать распад?
Ответ:
Мы видели выступления во Франции, Нидерландах, отчасти Великобритании и Германии в поддержку БЛМ. Но процесс не пошел. Не получилось из БЛМ глобального движения. Поэтому, возможно, за коронабесием и флойдобесием последует третий ход ультраглобалистов. Если не сносу, то по демонтажу старого мира. Поживем, посмотрим. Что же касается Евросоюза, то он с самого начала был искусственным образованием. И это несмотря на то, что после разрушения Римской империи делались постоянные попытки восстановить единую Европу. Первая попытка такого рода – Империя Карла Великого, де-юре распавшаяся в 843 году. После этого попытки объединить Европу развивались по двум линиям: Гвельфской и Гебелинской. В конце 11 века развернулся конфликт между императорами Священной Римской империи германского народа (это династия Гугенштауфен) и Римскими папами. Гвельфы – это те, кто поддерживал пап, представляя в основном аристократические семьи северной Италии и южной Германии, а Гебелины поддерживали императоров, представляя в основном народные средние бюргерские и низовые слои. После поражения Гугенштауфенов проекты объединения Европы можно условно поделить на Гвельфские, преимущественно аристократические, и Гебелинские, преимущественно демократические. Евросоюзы, которые пытались строить Наполеон и Гитлер, были Гебелинскими с небольшой аристократической горчинкой. Нынешний же Евросоюз – это Гвельфский проект, реализованный под американо-масонским всевидящим оком и в немалой степени благодаря разрушению Советского Союза. Когда-то Тютчев заметил, что с появлением империи Петра империя Карла в Европе невозможна. И, действительно, именно фланговое государство, по Дехию, историческая Россия, правда, в союзе с другим фланговым государством Великобританией, ломало все попытки воссоздания
каролингской центральной империи, будь то Наполеоном, Вильгельмом II или Гитлером. Показательно и символично, что Евросоюз оформился одновременно с разрушением Советского Союза, аватара империи Петра I. При этом, однако, Западная Европа проглотила нечто чужеродное ей, нечто такое, что она не способна переварить. А мы знаем, что бывает в результате несварения желудка. Восточная Европа в ее нынешнем состоянии, с одной стороны, и проблемы западноевропейских интеграторов, с другой («жадность фраера сгубила»), – суть результата этого несварения. Совершенно ясно, что есть Евросоюз для тех, кто, как сказал бы один гоголевский герой, «почище-с», – это каролингское ядро, и для тех, кто «погулять вышел». Каролингское ядро – серьезная опасность и для ультраглобалистов, и для умеренных глобалистов США. Они стараются максимально ослабить его с помощью, с одной стороны, проатлантической части западноевропейских элит, чьи интересы блюдет тупая и самодовольная брюссельская бюрократия, с другой стороны, так называемой «Молодой Европы», в которой больше всех холуйствует Польское руководство. Впрочем, против каролингского ядра у ультраглобалистов и США (здесь их интересы совпадают, хотя и не полностью, а по принципу кругов Эйлера) есть оружие помощнее – этническое. Они его и применили в 2015 году в виде им иммиграционного кризиса, формально спровоцированного атлантистской обслугой глобо-Запада и глобо-Америки, усиленно превращающих Европу в пост-Запад. Среди несчастных мигрантов было почему-то много молодых здоровых мужчин, а сам бурный поток производил впечатление неплохо управляемого скрытыми лидерами. Самое главное для планировщика – не допустить блока Китая, России и Европы с германским ядром в нечто вроде континентального блока а-ля «Хаус Хоффер», только с Китаем вместо Японии.
Вопрос:
Что в таких обстоятельствах делать России? Вы не раз указывали, что в мировую элиту представителей России тоже никто не примет. А что делать в таких условиях тем, кто принимает решение в России? Как обеспечить безопасность и суверенитет, укрепить статус России как мировой державы и расширять зоны влияния?
Ответ:
Практика показывает, что те, кого Дизраэли называл хозяевами истории (то есть мировая верхушка, состоящая из Британских, Американских, западноевропейских и Еврейских элит), никогда не посадят за один с собой стол на равных русских, будь то самодержавная Россия, Советский Союз и, уж тем более, Российская Федерация. Скорее там окажутся арабы, индийцы, китайцы или японцы. Тупое Советское руководство клюнуло на рубеже 1960-1970-х годов на западную приманку-обманку в виде разрядки напряженности «de tanto» и подключение к глобальным проектам по линии Римского клуба. Они наивно полагали, что, если Советский Союз – сверхдержава с ядерным оружием и вторая экономика мира, ее властителей пустят в мировой калашный ряд. И руководители СССР рьяно включились в проекты главного противника. Например, путем создания евродоллара через Московский народный банк, как один из главных банков Лондонского сити в 1960-х годах. Посоучаствовали с
Ротшильдами, непосредственно в создании нерегулируемого мирового финансового рынка, а косвенно – в создании невидимой Британской империи, которая впоследствии вместе с Китаем будет рушить Советский Союз. Или же путем игр с нефтью, с Рокфеллерами. Эти тактические успехи заложили фундамент утраты стратегической исторической инициативы в отношениях с Западом и, в конечном счете, разрушения Советского Союза. Таким образом, первое, что нужно помнить представителям правящей верхушки Российской Федерации, особенно той ее части, которая готова замириться с Западом на любых условиях, то есть капитулировать, сдав, что угодно м кого угодно, это судьба Остапа Бендера на румынской границе. Из недавнего прошлого – судьба Бориса Березовского. Вторая «запоминалка» такова: в условиях борьбы за будущее выжить, не говоря уже о том, чтобы победить, смогут только сплоченные социумы, то есть такие, в которых относительно невысокий уровень социального неравенства и в которых, что не менее важно, верхи и низы разделяют одни и те же ценности и цели. Дом, разделившийся в себе, не устоит. Классический пример – столь любимая в силу классовой близости нынешней элитке РФ гнилая позднесамодержавная империя. Хватило одного толчка, и стена рухнула, как и предупреждал в свое время царского жандарма
молодой Ульянов-Ленин. Эрго. Олигархические режимы обречены. Если в них население – ресурс питания, неспособный к обеспечению развития верхушки, то сами они и эта верхушка – ресурс питания для больших рыб капсистемы. Вот такая пищевая цепь по Заболоцкому.
«Траву ел жук,
Жука клевала птица,
Хорек пил мозг из птичьей головы,
И страхом перекошенные лица
Ночных существ смотрели из травы».
А чтобы не стать запущенным ночным существом современного мира и бросить пост-Западу в лицо ильямуромецкое «Подавишься, идолище», нужно быть сильным в единстве, которое достигается на основе социальной справедливости и единой ценностной системы. Когда Вы спрашиваете, что делать в складывающихся обстоятельствах России, у меня контрвопрос. Какой России: России олигархов или России работяг? Это разные России. Более того, даже Российская Федерация олигархов не есть нечто единое. Достаточно внимательно прочесть недавнее интервью Дерипаски. Скорее, это совокупность клановых структур корпоративного и регионального типа, у которых разные интересы и которые ориентируются на внешний мир, причем не столько на государство, сколько на отдельные корпорации, кланы, союзы семей или даже отдельные семьи. Например, кто-то на семью Винзоров. Это в очередной раз ставит властно-социальное единство во главу угла, как фактор не столько даже победы, сколько выживания в борьбе за будущее. Возможно, победа в этих условиях – это упасть последним, насмерть придавив врага. Причем единство и правящего слоя с народом, и внутри правящего слоя. Одного ядерного оружия мало, для успеха в 21 веке необходимо мощное организационное оружие и не менее мощное когнитивное оружие – реальная картина мира на основе нового знания о мире и человеке. В этом плане не надо стесняться, надо брать у Запада его наработки, если, конечно, это необходимо. Запад же готов был учиться у русских. В начале 1950-х годов Президент США Труман провел совещание с консультантами недавно созданной корпорации «Rent», среди которых были, в частности, Джон Фоннейман и Эдвард Теллер
(господа в представлении не нуждаются). Так вот, Фоннейман, признанный лидер интеллектуального сообщества США, сказал, что секрет силы русских не в ядерном и химическом оружии, а в наличии у них абсолютного организационного оружия, созданного Лениным. Это партия нового типа. После совещания была поставлена задача: изучить феномен партии профессиональных революционеров и подготовить секретный доклад под названием «Организационное оружие», который был рассекречен в 2005 году. Это оружие и направили против СССР. На Западе буржуины, вообще, неплохо усваивают марксизм. Грамши грозил верхушке: «Мы заберем ваших детей». То есть переформатируем их. Не вышло. А ЦРУ в 1960-е годы переформатировало молодежь, направив ее в качестве «новых левых» против левых. Джордж Фостер Даллес, Арнольд Тойнбе, Жак Атолли – все они были
почитателями Маркса. По их мнению, он сформулировал идею мирового правительства, но реализовывать ее, как заметил Атолли, будет не пролетариат, а буржуазия. И как на этом фоне выглядит костное и вульгарно догматическое марксистско-ленинское учение Сусловского розлива, с одной стороны, и антимарксизм и антисоветизм, то есть латентная идеология влиятельной части верхов РФ, наших нынешних палестин с трубой? На Западе элита изучает Маркса, марксизм, Ленина, большевизм, причем, прежде всего, с практической точки зрения. РФ-элитка от всего этого воротит нос, демонстративно игнорируя 100-летие Октября, 150-летие Ленина, 200-летие Маркса. Но и марксизм, конечно же, в отличие от элитарных заведений пост-Запада, у нас больше не изучают. Логично. Периферийным туземцам знание, обладающее тайным потенциалом, не положено. За последние полвека произошло немало социально-политических изменений. Изобретены новые виды оргоружия. Окончилась Холодная война, опыт которой, как и опыт феномена СССР, ни у нас, ни на Западе концептуально, теоретически не осмыслят. Нужно создавать новое оргоружие на основе нового теоретического знания. Сегодня как никогда сверхактуально звучит сталинское «Без теории
– нам смерть».
Вопрос:
В целом, по вашему мнению, как будет выглядеть политический ландшафт в условиях завершения пост-Ялтинского мира и формирования новой парадигмы международных отношений?
Ответ:
Сегодня мир меняется настолько быстро, что прогнозировать на относительно долгие сроки можно только тенденции. Как говорил большой любитель Киплингского «Кима» Алан Даллес (в вольном переводе), человека можно запутать фактами, но, если он понимает тенденции, его не обманешь. Будущее формируется на наших глазах. Время ныне настолько уплотнилось, что прошлое мгновенно перетекает в будущее, сжимая настоящее почти в точку сингулярности. При этом, однако, возникает обман исторического зрения, поскольку грань между будущим и прошлым почти стирается, прошло-будущий континуум воспринимается как длящееся настоящее. В результате, одна и та же реальность, как в прокрутке калейдоскопа, оказывается то длительным настоящим, то миром прошлого и будущего без настоящего. Это очень трудная и сложная ситуация для прогнозирования. С учетом данной трудно-сложности, рискну сказать, что в двух зонах современного мира будущее, на мой взгляд, уже наступило. Это, во-первых, Китай с его системой социального рейтинга и электронного контроля, которая органично ложится на трехтысячелетнюю историю Китая и как бы завершает, закукливает ее. Во-вторых, это Африка. Мир постколониальной неоархаики, простирающийся за пределами анклавов, принадлежащих транснациональным корпорациям. Это тоже, по-своему, завершенный мир. В нем грезы, о которых писали в конце 1940-х годов чехословацкие путешественники и, думаю, разведчики Ганзелко и Зикмунд, исчезли, и восторжествовала действительность, которая будет пострашнее сердца тьмы Конрада. Это, скорее, картина, изображенная в «Лантано и Конго», реквиеме Гаранже. Что касается Латинской Америки, США и Евросоюза, России и мусульманского мира, то здесь будущее пока не определилось. Здесь продленное настоящее, Present Continuous, которое, однако, в любой момент может сжаться в точку, выстреливающую в будущем. Многое для США и для мира, в целом, будет зависеть от американских выборов. Коллективная Бастинда устами Клинтонихи уже призвала к мировому смещению Трампа, если он не признает победы Байдена. То есть для Бастинды синильный Байден уже победил, и отступать ей некуда. В случае победы Бастинда развернет тотальное наступление на многих фронтах, включая внутриамериканский. Одним из главных направлений будет Россия, и тогда спящие проснутся. На американские выборы мы, почти наверняка, повлиять не можем, а вот ситуацию в стране подкорректировать не только можно, но и нужно. Встречать опасность, имея за спиной пятую колонну, непозволительно. Похуже Мамая будут свои. Впрочем, если пятая колонна – это часть самой власти, ее тень, то такая власть обречена. Рано или поздно тень перестанет знать свое место.
ИСТОЧНИК https://stalingrad.tv/

Комментарии 0

Оставить комментарий

рекомендуем

Все статьи
русская смута
1 день назад

Следующая станция РФ.

новое дно
2 дня назад

Долговой выброс.

философия жертвы
4 дня назад

Свергнуть раба.

о будущем воочию
4 дня назад

Пророчество 2017.