помоги каналу
По вопросам и предложениям: info@stalingrad.tv

Бунт против машины.

7975 просмотров
андрей фурсов
61 день назад
Бунт против машины.

Тэги: #андрей #фурсов #технофашизм

Кто-то скажет: на Западе активно продвигается проект технофашизма, а то, что мы видим в Китае, весьма смахивает на национал-социализм с ханьским лицом, и оба проекта сулят успех. У меня большие сомнения насчёт того, что эти проекты сулят успех. Что касается Китая, то чем больше его экономические успехи, тем острее социальные проблемы, которые грозят расколоть и верхушку, и страну. О том, что Китай – не страна инноваторов, а его успехи обусловлены встраиванием в нижние этажи мирового разделения труда, я уже не говорю.

Вопрос с технофашизмом сложнее. По этому пути стремительно двигался Третий рейх.  Технофашизма - это «бархатный» Мордор. У него есть уязвимое место: чем высокотехнологичнее социум, тем больше возможностей у небольшой группы «умников» парализовать систему управления им (small is powerful) и, кинув клич «сарынь на кичку», бросить «внешний пролетариат» (А. Тойнби) на захват и разграбление высокотехнологичного мира анклавов. Понятно, что «умники» постараются занять место прежних хозяев, и очень возможно, что им это удастся. А дальше – по ибн- Хальдуну, который давал следующую схему арабской истории: из пустыни приходят бедуины, вырезают зажравшуюся верхушку цветущего города и основывают новую династию. Это первое поколение. Второе расширяет территорию (экспансия) и консолидирует власть. Третье поколение – мирное, оно поощряет развитие искусства, наук, культуры в целом, но при этом – размякает. Четвёртое поколение погружается в разврат, пьянство, увеселения; деградируя, оно слабеет, и тогда из пустыни приходит очередная волна бедных и суровых бедуинов, режет зажравшихся и цикл начинается снова.

Технофашизм – это замкнутый круг, левый проект – спираль. Однако РФ в её нынешнем виде предложить миру его не может. Она вообще едва ли что-то стоящее может предложить, в лучшем случае – упереться в защите традиционных европейских ценностей как от Пост-Запада, так и от Востока (по поводу последнего тоже не нужно иллюзий). Это не мало, однако защита, оборонительная стратегия далеко не всегда ведёт к победам; впрочем, иногда победителем оказывается тот, кто падает последним на поверженного врага и, придавив его, лишает последнего дыхания.

И всё же предпочтительнее наступательная стратегия. У компрадорско-олигархического режима таковой быть не может – только имитация её. Будучи зависимым сырьевым элементом капсистемы, что может он предложить? Коррумпированную власть, запредельное социальное неравенство, отставшую деиндустриализированную экономику, отворачивающуюся от собственного народа и его ценностей бездарную «илитку» – «аристократию помойки», которая и может существовать только за счёт помойки, сырьевого сталкерства на заброшенных территориях с последующей перепродажей артефактов в «цивилизованный мир»? Маловато не только для рывка в будущее, но даже для обеспечения безопасного существования детей и внуков – наворованное безопасности не гарантирует.

Судьбы Остапа Бендера на румынской границе и Бориса Березовского в Лондоне свидетельствуют об этом со стеклянной ясностью. Да и противостоять – реально противостоять – «хозяевам Истории» ни один компрадорско-олигархический режим не может. Как заметил в блестящем романе «Новый вор» Ю. Козлов, капфеду (капиталистическому феодализму – так он называет компрадорско-олигархический строй) не тягаться даже с проседающим ПостЗападом: «У тридцатилетнего воровского капитализма нет шансов против бронированного шестисотлетнего западного, как у щурёнка против крокодила».

... Машина, в огромной степени задействующая информационно-технологический, медийный, биотехнологический и полицейский ресурсы, под видом обеспечения безопасности, благополучия и удобства всё более порабощает человека, отнимая у него свободу и достоинство, разрушая человеческое начало и общество.

Машина создаёт послушный себе цифровой социум, искажая до неузнаваемости обычный человеческий. Она питается не столько «большими данными» (огромными массивами информации о нас), сколько нашим вниманием, временем, психической энергией, попросту говоря человеческими жизнями...
Восстание против Машины

Внедрение машинного контроля скрывается под прогрессивным термином цифровизация. Между тем цифровизация есть не столько технология, сколько машинное изменение сознания и мировоззрения людей. Фронт войны с цифровизацией проходит по нашему сознанию.

Чем плоха «цифра»? Тем, что она форматирует живую реальность, в конечном счёте убивая её и заменяя искусственным силиконовым суррогатом.

Нам необходимо бороться, чтобы сохранить своё свободное человеческое начало, своё открытое лицо, не быть подчинёнными Машине и связанной с ней узкой группе лиц, но использовать новые технологии и машины для облегчения тягот жизни, высвобождения времени и сил для творчества, исследований, развития способностей и сверхспособностей, выхода на новые рубежи сознания. То, какими мы войдём в Новую Эпоху, какой строй и уклад придут на смену прошлому, зависит в первую очередь от нас самих.

Капитал и цифра

Власть «цифры» существует давно, хотя и в ином более мягком виде, чем та, что формируется сейчас. Капитал основан на деньгах, то есть на цифре как символической стоимости работ и ресурсов. В капиталистическом обществе числовая величина доходов человека есть основная характеристика его успешности. Ни для кого не секрет, что финансы управляют современным миром.

Зарождение капиталистического строя было во многом обусловлено развитием технологий, в частности появлением различных машин, станков, мельниц, производством бумаги, развитием металлургии и т.д. Новое механизированное производство позволило принципиально увеличить прибавочную стоимость и тем самым создать условия для появления нового типа управления и власти, базирующихся на этом факторе.

Но одних только технологий еще недостаточно для появления нового социально-экономического строя. Для этого требуется комплекс культурных, общественных и экономических предпосылок. Основными предпосылками для возникновения капитализма послужили общий спад религиозности и усиление класса будущей буржуазии.

В наши дни культурной предпосылкой для создания общества нового технотронного типа является потеря массами интереса к настоящей реальности, её расколдованность, исчезновение сакрального, позитивизм и утилитаризм науки. Там, где нужен управляемый корм-потребитель, метафизика должна быть устранена. Зато появился массовый интерес к реальности искусственной или «виртуальной», интерес к общению не настоящему, а сетевому.

Конечно, со временем наступит протрезвление масс. Но к этому времени уже будут созданы и внедрены новые системы контроля и социальная инфраструктура, а народ будет закрепощён на протяжении нескольких поколений. Потребуются новые поколения, воспитанные на скрытом и подсознательном недовольстве и возмущении, чтобы вырваться из этой искусственной реальности и вернуться к настоящей жизни.

Как показал K. Маркс, наиболее важным следствием эксплуатации рабочих капиталом является их отчуждение от труда, социальных отношений и собственной сущности. Ни сам труд, ни его результаты не принадлежат и не интересны рабочему. Отъём большей части времени и чрезвычайно низкий уровень образования и культуры убивают и общественные отношения.

Не воплощая в жизнь свои природные способности и таланты, не будучи по-настоящему включённым в социум, человек теряет свою собственную сущность.

Цифровизация это апгрейд капиталистических отношений и присущего им отчуждения человека. Отчуждение происходит уже не только в результате производственных отношений, но и в свободное от работы время. Человек отлучается от собственной сущности на более глубоком уровне, в своём сознании и вследствие этого в гораздо большей степени устраняется от участия в реальных событиях.

Целеполагание капиталистов и буржуазных государств, помимо удержания власти, заключается в оптимизации прибыли, а это диктует необходимость максимальной автоматизации и роботизации во всех сферах, а с другой стороны минимизации социальных расходов, и, значит, перевода большинства работ и учёбы на удалёнку («Бизнес и ничего личного»). Новый цифровой порядок не несёт в себе гибель капитализма, но является трансформацией финансового капитала в капитал цифровой. Победить Машину значит также победить капитализм.

Жёсткий полицейский режим всегда служил цепным псом капитализма. Мы лишь наблюдаем его небывалое усиление за счёт новых мощных технических средств, превращающих нашу среду обитания в тюрьму, а нас самих в её узников.

Для нацистской верхушки капиталистического империализма все народы — это быдло, которое надо держать в стойле и водить в намордниках, используя его как расходный материал для своих нужд или просто гноя в гетто. Восстание против Машины — это восстание против них.

Что же это за новый «дивный и блистательный» мир, уготованный нам создателями Машины? Этот мир есть новый порядок, в котором, как предполагается его проектировщиками, касте господ будет предоставлен абсолютный контроль над массами, превращающий последних в абсолютных рабов. Однако на самом деле и господа, и рабы будут полностью и всецело подчинены Машине.

Обыкновенный технофашизм

Европейский фашизм появился в середине XX века на основе капиталистической системы, вступившей до этого в фазу доминирования финансового капитала.

Однако фашизм как таковой не является следствием исторического развития исключительно капитализма; его возникновение возможно в любых социальных системах, как только в них воцаряется принцип абсолютного порядка, подкреплённый мощной технологической базой. И уже не важно кому призван служить этот порядок — отдельной стране, расе, этносу или классу.

Фашизм — это идеология абсолютного порядка. Такие его проявления, как идея сверхчеловека, уничтожение неподходящих «грязных» или «испорченных» народов и социальных групп, стремление к глобальному господству, есть лишь конкретные реализации этого центрального принципа. Как и в случае с капитализмом, историческое возникновение фашизма было тесно завязано на создание новых технологий, как собственно технического плана, так и технологий управления массами.

Как и прежде из капсистемы на наших глазах зарождается новая форма фашизма — технофашизм. Это полное и безоговорочное подчинение всего живого (человека и природы) Машине. Машина по планам её апологетов и создателей призвана сделать социум «совершенным», избавить человека от любых ошибок, тем самым став для человечества «Великим инквизитором».

Технофашизм это социальный рейтинг; это жизнь под бдительным наблюдением камер слежения, связанных в единую систему управления; это автоматическое считывание мыслей и настроений по выражению лиц и жестам людей с последующим автоматическим же пресечением неправильных эмоций и настроений. Технофашизм это потеря человеком свободы воли.

В странах, отмеченных возникновением фашизма, он не смог бы реализоваться без чаяний и упований класса бюргеров на «железную руку», которая бы обеспечила их сытое и спокойное существование. Технофашизму также необходима поддержка обывателей, стремящихся к максимальным удобствам и безопасности в условиях кризиса. Формула такой взаимно-обратной связи хорошо известна: управление через удобство.

Технологии уничтожения

Принято утверждать, что человек ничего не может поделать с технологическим прогрессом: «Технологии бесполезно сопротивляться». Между тем хотя и на самом деле технологический прогресс в целом нельзя остановить, его можно и нужно сознательно направлять, в том числе и останавливать некоторые из технологий, которые несут в себе прямую угрозу человечеству и планете.

Задача информационных сетей состоит в обеспечении связи и инфраструктуры для поиска и обмена той или иной информацией, улучшении коммуникации, транспорта, доставки товаров, учёта и бухгалтерии, промышленного производства.

Однако ни в коем случае нельзя передавать новоиспечённым искусственным интеллектам функции принятия решений о жизни и деятельности людей. Управление людьми на уровне принятия решений всегда должно оставаться за людьми, а область применения сетей и роботов должна оставаться вспомогательной. Контроль над людьми, их чувствами и мыслями, вмешательство в культурную сферу, это всё то, что превращает информационную систему в машину подавления и искажения человеческого и природного.

Технологии имеют дело отнюдь не только с техникой. Более того, в современном мире техника настолько переплетается с социальными явлениями, что технологии, относящиеся собственно к технике, становятся неотделимы от гуманитарных, когнитивных, биологических и других технологий.

Технофашизм не сводится к одному лишь электронному контролю над людьми. Это также и биомедицинский контроль. Последний связан с биомедицинскими технологиями, используемыми для внешнего управления и механистической модификации человека и природы.

Биотехнологии контроля над человеком — это та же робототехника, но применённая к человеку: они обращаются с ним, как с машиной. Поэтому развитие этих технологий можно с полным правом считать частью большого процесса цифровизации.

Общепринято мнение, что якобы нет плохих и хороших технологий, а есть только их плохое или хорошее применение. Это утверждение неверно. На самом деле есть такие технологии, которые в целом несут исключительно зло человеку и планете. К этим технологиям в первую очередь относятся технологии контроля над сознанием.

Возникающие и уже существующие на сегодняшний день машинные, социальные, информационные и биологические технологии уничтожения и порабощения живого включают в себя, но не ограничиваются следующим списком:

Ограничение естественных свобод: свободы передвижения, общения, открытости лиц. Нарушение других естественных свобод.

Социальный рейтинг.

Тотальное слежение. Повсеместность камер видеонаблюдения. Распознавание лиц, жестов и эмоций. "Умные города". Автоматическое отслеживание местоположения.

Биоконтроль. Биометрика. Чипизация. Принудительные тестирование и вакцинация. Генная модификация.

Гаджетизация. Навязывание гаджетов и их приложений, как обязательное условие пользования социальными услугами, сервисами, либо как средство медицинского контроля.

Роботизация в гуманитарных сферах (в т.ч. замена роботами учителей, медиков, работников культуры и искусства). Распространение автономных роботов в среде обитания людей без их согласия.

Цифровое право. Принятие ключевых решений машиной в судах, законодательстве, политике, хозяйстве.

Устранение наличных денег.

Вредное воздействие электромагнитных излучений. Излучения от сотовых телефонов. Высокая плотность электромагнитного загрязнения от сотовой/мобильной связи. Сотовые вышки вблизи мест обитания людей. Повсеместные «соты» (5G).

Но нельзя забывать о полезных технологиях и демонизировать современные технологии вообще, также как нельзя принимать за Машину любые информационные технологии, в частности интернет и искусственные интеллекты. Мы поднимаем восстание не против машин, а против Машины.

Наибольшую опасность представляют не сами искусственные интеллекты, а их конвергенция, создание универсального искусственного интеллекта, который и станет «умом» Машины.

С другой стороны происходит активная монополизация интернета со стороны цифровых гигантов, в первую очередь Гугла с его активно востребованным видеохостингом Ютуб. Эти техногиганты, а в их числе Эйпл, Майкрософт, Фейсбук и другие, как раз и представляют собой ударную силу Машины сегодня.

Поэтому одна из наших задач состоит в том, чтобы уходить от использования этого условно гугловского интернета и аппаратно-программного обеспечения к другому альтернативному интернету и обеспечению, независимому от глобальных монополистов.

В сети интернета прямые коммуникации между участниками, минующие сервера, называются peer-to-peer, или лицом к лицу. Такого рода коммуникации будут играть основную роль в подготовке и реализации восстания, так как практически любые промежуточные сервера находятся под контролем крупных корпораций и связанных с ними буржуазных государств.

В поддержку и дополнение таких коммуникаций будут задействованы методики создания плавающих серверов, запускаемых на частных пользовательских компьютерах.

Цифровизация образования

Образование подвержено наиболее жёсткому влиянию и диктату цифровых технологий. Основная цель цифровизаторов в данном случае есть «воспитание» новых поколений лояльных создаваемому миропорядку и живущих уже внутри Машины («Welcome, my son, to the Machine»). На деле это форматирование сознания детей и молодёжи, в результате которого они могут мыслить и действовать лишь по шаблонам и заданным схемам.

Двоичный способ мышления компьютеров передаётся и людям, привыкшим получать результат нажатием кнопок. Методы цифрового образования, которое правильнее назвать обезображиванием, на сегодняшний день включают:

Устранение из образования воспитательной части.

Тестовая система заданий, основанная на выборе правильного ответа из заданного списка.

Рейтинговая система общей оценки успеваемости наподобие социального рейтинга.

Удалённое обучение.

Электронные носители информации.

Ослабление и исчезновение навыков письма и чтения, аналитического и системного мышления. Замена их на мышление медийными образами.

Видеорегистрация школьников и студентов в течение учебного дня.

Бесконтрольный допуск детей к гаджетам и компьютерам.

Виртуальный двойник.

Весь цифровой виртуальный мир построен на принципе проекций и отражений мира реального. В целом же он никогда не может создать ничего подобного реальному с его истинными явлениями, событиями и энергиями. И в этом его первая и главная слабость.

Проекцией человека в искусственном виртуальном мире служит его цифровой двойник, создаваемый корпорациями и государствами. Он представляет собой его цифровой портрет, содержащий максимально возможно полную информацию о жизни, биографии, связях и знакомствах, интересах, общественной и экономической деятельности, медицинские и биологические данные и т.д.

Вся эта информация хранится в специальных хранилищах - базах данных, и обрабатывается постоянно обновляемыми алгоритмами. Базы данных не существует лишь для информационных, статистических или рекомендательных целей; напротив, они являются ядром электронной системы управления.

Человек оказывается под максимально жёстким гнётом, когда сведения о нём, находящиеся в различных базах государства или корпораций, объединяются в единую базу данных. Независимо от текущего состояния и планов политиков, законодателей, управленцев и разработчиков, со временем это единая база данных будет включать в себя всю доступную информацию о человеке. Таков неумолимый закон эволюции систем автоматического управления.

Единая база данных означает комплексный анализ деятельности человека с последующим корректирующим воздействием на него. Индивидуум становится объектом манипуляции путём воздействия на его виртуального цифрового двойника.

Единый регистр в обязательном порядке приведёт к созданию цифрового социального рейтинга человека по китайскому образцу. Блага, на которые человек сможет рассчитывать, практически вся его жизнь в социуме будет определяться одним цифровым индексом, в простейшем варианте числом.

Единственная возможность предотвратить создание подобного цифрового колпака над каждым и надо всеми состоит в цивилизационном запрете на создание единой базы данных о человеке и социального рейтинга.

Искусственное божество

Чёрное оккультное язычество было стержнем внутренней идеологии Третьего рейха. Цифровизаторство также представляет собой новоиспечённую идолопоклонническую религию, где человек становится рабом искусственно созданного божества. Парадоксально, что при этом получает наивысшее развитие культ преклонения перед научно-техническим прогрессом, привнесённый эпохой Модерна, но на этот раз совсем не в гуманистическом русле.

Создаваемый глобальный искусственный интеллект носит все черты идола-божества. Это искусственное божество на деле. Огромные массы людей кормят это существо своим вниманием, временем, эмоциями, своей жизненной силой. А взамен оно обеспечивает их безопасностью, комфортом, развлечениями, всем как бы необходимым для жизни в этом аквариуме, включая материальные вещи и пищу, доставляемую электронными системами распределения.

Машина, оснащённая искусственным интеллектом, неустанно собирая и анализируя информацию обо всём и всех, знает твои желания, нужды и даже духовные устремления. Она даёт тебе рекомендации и конкретную информацию, как достичь успеха в твоих жизненных целях или же просто предлагает развлечения для твоего ума. Следующие поколения так и будут воспринимать её — как заботящееся о них магическое божество.

Многие адепты нового культа, целеполагание которых слабо отличимо от целеполагания нацистов, широко известны. Э. Шмидт, будучи исполнительным директором корпорации Гугл, по собственным хвастливым признаниям принял непосредственное участие в организации сетевой информационной атаки со стороны США и его сателлитов на Ливию во время Арабской весны. Эта атака послужила одной из ключевых причин разрушения и ввержения в кровавый хаос этой процветавшей страны.

Другой прораб технологической сингулярности и трансгуманизма Р. Курцвейл, также один из ведущих деятелей Гугла, одержим идеей превращения человека в киборга путём начинки его нано-роботами, обеспечивающими прямую связь мозга с Интернетом, и дальнейшей полной замены человеческого тела электронно-механическим.

Среди главных идеологов нового порядка Ж. Аттали — апологет эпохи глобальной власти корпораций и тотального слежения, включающего «самонаблюдение» и «самоконтроль».

К числу придуманных им «само» следует также добавить недавнее изобретение биоцифровиков под названием «самоизоляция». Внезапно ожившая на наших глазах оруэлловская действительность, новая нормальность, нуждается для своего описания в обилии переворачивающих смыслы кавычек. Домашний арест — это «самоизоляция», слабость и трусость это «безопасность», умерщвление культуры и социума это «карантин».

Внутри Машины будет стёрта та чёткая грань, где заканчивается человек, а где начинается робот, настолько их операции и функции будут переплетены между собой.

Интеграция людей в Машину достигнет такой степени, что они уже не смогут без неё обходиться, и их поведение будет практически неотличимо от поведения роботов. И эти люди, и роботы будут лишь представителями Машины и соответственно будут уравнены в правах.

Как человек, присоединённый к Машине, уже не является обычным человеком, так и робот, связанный через Машину с людьми, уже не просто механизм: он в той или иной степени «одушевлён» мыслями, чувствами и желаниями этих людей. Эти два встречных процесса происходят одновременно и взаимоопределяемо, формируя новое явление техносимбиоза.

Говоря о глобальном искусственном интеллекте, наивно рассматривать его только как систему компьютеров, соединённых в сеть, оснащённую самообучающимися алгоритмами. За этой сетью стоят тысячи людей, без которых она ничто. Можно сказать, что глобальный искусственный интеллект — это особая живущая по своим законам человеко-машинная система, организация людей, во главе которой стоят уже не люди. Пока это достаточно рыхлое образование, но с каждым днём оно приобретает всё более чёткие очертания.

Машина это не столько «железо» и программное обеспечение, сколько массы людей: сплочённые стада социально дистанцированных обезличенных бюргеров в намордниках и электронных ошейниках, послушно внимающих зову своих гаджетов, чипов и прочих наружных или встроенных поводков, запуганных и отформатированных медийным вещалом, трясущихся от страха и делегировавших свою свободу Машине и касте её управителей.

Но нельзя впадать в другую крайность и считать тех, кто попал в сети Машины, полулюдьми или недочеловеками; это было бы иной формой фашизма. Эти люди, закрывающие живым щитом Машину, нуждаются в прозрении и отпадении от своего техно-идола. Главные орудия борьбы против Машины — это человеколюбие и жизнерадостность.

В особом сострадании и помощи нуждаются молодёжь и дети, с самого рождения подпадающие под потоки электронно-сетевого управления, формирующего их как личности.

Вместе с тем иного отношения заслуживают проектировщики и создатели Машины технофашизма. Они подлежат суду трибунала за преступления против человечности. Ответственность понесут все те идеологи, политики, управленцы, научные работники, программисты, инженеры, силовики, кто участвовал в создании и деятельности цифрового концлагеря.

Свобода воли

В центре взаимоотношений человечества и техносферы лежит вопрос о свободе воли. Свобода воли человека есть свобода его духа. Это высшая свобода, дарованная нам Создателем, которую нам нужно отстаивать. Свобода воли означает способность человека самому, а не по указке сверху решать, как ему поступать в жизни.

Находясь же под автоматическим контролем камер наблюдения и прочих средств слежки, человек автоматически же лишается своей свободы воли. Он уже не волен поступать так, как ему велит его совесть, но должен поступать только так, как велит ему Машина.

Настоящая дисциплина не может быть выработана внешним силовым путем, таким как система тотального видео контроля в школах. Внутренняя дисциплина есть путь развития свободной воли. Видеокамеры могут воспитать только камерника-раба. Вопреки ожиданиям обывателей тотальное видеонаблюдение не приведёт к столь желанной им полной безопасности.

Наделение машин «свободой воли», т.е. правом принимать решения, означает отъем этого права у людей. Вместо достаточно наивных и мягких в отношении роботов азимовских законов робототехники, первый и главный из которых состоит в запрете на причинение роботом своими действиями вреда человеку, следует ввести закон о полной недопустимости принятия роботом решений относительно людей. За каждым таким решением должен стоять конкретный человек или коллектив, отвечающий за это решение.

Наделение машинного интеллекта возможностью решать за нас и означает его искусственное одушевление. Действительно, робот становится при этом таким же актором нашей действительности, как и живые создания. Вопрос об одушевлении и его источнике не ставится официальной наукой, не признающий существование души. А без признания за человеком души между ним и роботом принципиального различия делаться не будет.

Неформат

Трансформация социума в состояние цифрового рабства не может произойти без морального принятия этого большинством народа. Если это произойдёт, то наступит новый раскол, поскольку другая часть народа не согласится жить в Машине и становиться рабами нового порядка. Раб это не тот, на кого надели кандалы, а тот, кто с покорностью и благодарностью принял и носит их.

При этом он может похвастаться модной моделью ошейника и богатством его функций. Но будут и те, кто никогда морально не примут и не признают этот режим, каждый по возможности работая на его свержение.

Как учил Ленин, революционная борьба может иметь успех только тогда, кода она сочетает в себе как легальную, так и нелегальную деятельность. Обывательские умы, ратующие за автоматическое выполнение законности («А мы нарушать закон не собираемся, нам нечего скрывать»), ратуют также и за блокирование возможности любого революционного или протестного движения и выражения воли народа в отношении его собственной судьбы.

Обеспечение «безопасности» происходит по принципу: «Ешь свой искусственный гамбургер, смотри в таблоид и не дёргайся.»

Среди заявленных цифровизаторами планов преобразования социума есть план тотального искоренения преступности методами автоматического контроля. Несмотря на всё безумие таких планов, они воплощаются уже в жизнь и ломают всё социальное устройство. Ведь здоровому обществу нужен некоторый минимальный уровень преступности, как лесу нужны хищники, чтобы остальные звери не теряли сноровку и не вырождались.

Это необходимая часть экоансамбля.

В ситуации установления цифровой диктатуры, тотальной слежки и автоматического контроля обычные свободолюбивые люди поневоле становятся нарушителями закона, поскольку сам закон становится в корне преступным.

Нарушение такого закона (к примеру устранение камер слежения в месте собственного обитания или отказ носить маску) уже не есть преступление, но есть самозащита и народный протест. Борьба с наступающим новым порядком будет приобретать черты партизанского движения. Да и часть криминалитета может обрести иное значение: стать политической силой, противостоящей режиму.

Действия против наступающего нового порядка не должны носить характер беспредела и анархии, напротив они должны быть четки, сознательны и скоординированы, как действия партизан в годы Великой Отечественной. В противодействии цифровой диктатуре ключевую роль должна сыграть направленная самоорганизация масс и антифашистское ополчение нового поколения на местах.

Стратегия

Наш мир представляет собою арену борьбы за реальность, происходящую на всех её уровнях. Концептуальная основа нашей стратегии заключается в высшей ценности настоящей жизни, истинной реальности, а не реальности искусственно созданной или виртуализированной. Нельзя победить сильного противника на его же поле. Машину не победить сидя за компьютером. Победить её можно только действуя из настоящего реального мира.

Мы видим нашу стратегическую задачу в том, чтобы сохранить в себе человека, сохранить свою свободу, не стать в будущих поколениях жалким управляемым киборгом.

В противодействии Машине исключительна важна этическая и эмоциональная окрашенность позиции человека и жёсткое моральное неприятие технофашизма. В то же время нам требуется научиться не воспринимать взаимодействие с роботами, программами и стоящими за ними людьми на личном уровне.

Именно понимание захватывающей природы электронных систем манипуляционного управления даёт нам возможность освобождения от них. Для действий в новой реальности понадобятся новые смысловые инструменты, одним из которых является парадоксальная логика.

Мощную технологию можно победить другой технологией — более умной, сознательной и духовной, включающей в себя образование, воспитание, освоение новых навыков психологической борьбы и выживания в условиях глобального технотронного террора. Но нельзя забывать, что любая технология это лишь инструмент для достижения более высоких целей.

Парадоксальность сложившейся ситуации требует использования технологических средства Машины против неё самой. При этом надо бить по слабым точкам противника: линейности механизированного интеллекта, его внутренний разобщённости, а, главное, бездуховности и лживости стоящих за ним сил.

Основной принцип нашей стратегии состоит в том, чтобы в первую очередь бороться с ложными мифами, смыслами и негативными тенденциями, а потом уже с конкретными явлениями и событиями. Это означает, что главная борьба идёт не за настоящее, а за будущее. Но та стремительность, с которой будущее надвигается на нас, означает, что это и есть борьба за настоящее. Важно не дожидаться нововведений сверху, а потом реагировать на них; напротив, надо действовать на упреждение и перехват.

Нашим главным врагом является система, которую представляет собой Машина. Значит, бить нужно по системе и бить системно.

Для этого в первую очередь, нам необходимо создавать систему наших действий в обыденной действительности, для чего потребуются и технические средства, включая искусственные интеллекты, специальной направленности по парированию манипуляционных и контролирующих механизмов Машины.

Например, всё более широко будут востребованы системы и методы обнаружения и устранения слежки (включая физическое пространство), киберочистки (отключение рекламы, рекомендаций, автоматических сообщений, обновлений ПО, геолокации, мобильного соединения), обеспечение источниками проверенной и ценной информации, минуя глобалистские СМИ и т.д.

Чтобы выжить, человечеству придётся взять под контроль техносферу, направить технический прогресс в русло помощи человеку и планете, парировать усиление бездушного искусственного интеллекта этическим началом и сверхспособностями. Всё это невозможно без создания новых психоэнергетических техник, техник мышления, развития биополя и психополя. Нам жизненно важно научиться обходить и опрокидывать любые технологии манипуляции и контроля.

Принципы противодействия цифровизации человека.

Да, нам требуется осознание и понимание происходящих процессов «добровольно-принудительной», а на деле насильственной, цифровизации человека и социума. Но этого явно недостаточно. Главное — это не само понимание, а практика, сталкинг, постоянное созидание гибкой системы действий. Наши принципы противодействия цифровизации человека:

Не покорись. Твоя свобода это ты сам. Не становись пищей для Машины. Не будь покорной жертвой.
Живи настоящей жизнью, а не той, что искусственно создают для тебя. Чётко отличай искусственно виртуальное от настоящего. Стремись к живому общению. Главное в общении это энергия, а не информация.
Не вовлекайся. Не становись потребителем медийного контента и киберлохом, проводящим свою драгоценную жизнь в соцсетях или играх.
Отключайся. Лучшая из кнопок это ВЫКЛ. Садись за компьютер только для решения конкретных задач с чётко поставленными временными рамками. Минимизируй время, проводимое за компьютером или гаджетом.
Обучайся. Овладевай наукой и технологией на фундаментальном уровне. Учись понимать систему и распознавать методы манипуляции. Выделяй и устраняй из своей жизни те технологии, которые разрушают в тебе человеческое и отнимают твою свободу, время и энергию. Каналы информации — это также и каналы энергии. Всегда возвращайся к чистому пространству внимания.
Защити детей. Не допускай их к гаджетам и компьютерам, пока они не сформируются как личности.
Объединяйся с другими людьми в реальном физическом мире в антицифровое братство.
Препятствуй любым видам тотальной цифровой централизации, созданию социального рейтинга и подобных ему рейтингов.
Проект Ноосфера.

Великая Октябрьская революция была призвана не только создать новый справедливый мир, но и сломать хребет надвигавшемуся германскому фашизму. Так же и восстание против Машины призвано не только разбить технофашизм, но и создать новый социально справедливый мир свободных людей.

Восставшие против Машины объединятся в сеть, но не сеть виртуального интернетовского типа, а реальную планетарную сеть людей, связанных между собой в группы в физическом мире — ноосферу, или ноосферный «интернет».

Сами такие группы будут связываться между собой особыми людьми, берущими на себя функцию связующих. Альтернативная ветвь существующего электронного интернета будет только инструментом, но не основной базой этой сети. Несмотря на свой сетевой (но не виртуальный!) характер организация восставших будет иметь иерархию, но это будет гибкая ситуационно-контекстная иерархия нового типа с минимизацией силовой составляющей.

Со временем ноосфера включит в себя не только человеческие сообщества, но и сообщества других живых существ — животных, насекомых, растений, грибов, камней и т.д., тем самым осуществляя переход всей биосферы в более высокую фазу своего развития. В результате это приведёт к созданию планетарного разума и взаимодействию с другими подобными существами космического масштаба.

Борьба с Машиной будет осуществляться главным образом за счет преодоления разобщённости, возрождения общества, воссоединения людей. При этом будет воплощаться в жизнь главный принцип тринитаризма: единство в разнообразии, что будет означать гармоничное соединение различных народов, культур и религий в единое человечество.

Единство не на основе поглощения одних другими, а на основе проявления общего высшего, природного и человеческого начал. В борьбе за сохранение самих себя, свои культуры и страны народам Земли предоставляется уникальный исторический шанс объединения всех людей планеты в единое человечество.

К людям придёт осознание всей убогости нового расщеплённо-атомарного. искусственно виртуализированного существования под машинным контролем, в котором человек сам становится подобен машине. В конце концов они обретут понимание высшей ценности их сборки — живого социума.

Битва против Машины приведёт к коренной трансформации социального устройства общества. По-настоящему одолеть Машину сможет только создание народных государств, ставящих своей высшей целью служение народу.

Эти народные уклады будут носить не технотронный, а человеко-центричный и природный характер. Информационные компьютерные технологии будут помогать осуществлению этого строя. На первый план выйдут не цифровые, а аналоговые компьютеры будущего, непрерывным образом отражающие мир, без цифрового разложения и последующей сборки. Иной станет вся техносфера, более не подчинённая цифре и не порабощающая человека и природу.

В этом обществе будущего ведущую роль будет играть не технология, а искусство, причём искусство в широком смысле этого слова, как искусство врача, инженера или учителя.

Тогда как технология по большей части основана на копировании полученного успешного результата, главный принцип искусства в неповторимости, создании иного, и, что важно, иного прекрасного. Снова расцветут ремесла, ручная работа, индивидуальный подход, а в сферу сознания вернётся сакральное и метафизическое.

В битве Человека с Машиной будет выковываться новый человек, который перешагнёт пределы возможностей, положенные ему предыдущими эпохами. Этот человек не остановится на разрушении стеклянного колпака, поставленного над ним Машиной; он пойдёт дальше и отодвинет, и устранит многие ментальные и физические барьеры, довлевшие над ним веками.

Комментарии 0

Оставить комментарий

рекомендуем

Все статьи
monitor
1 день назад

Олимпиада в гробу.

владимир мироненко
1 день назад

Железная маска.

ярослав мар
1 день назад

Ад ковид-озабоченных.

пьер гарри
1 день назад

Афера Mars One.